Изгой пустынного горизонта

Мирзакарим Норбеков, доктор психологии и педагогики, профессор, действительный член российских и зарубежных академий, изобретатель, основатель Института самовосстановления человека. Автор широко известных книг о духовном и физическом оздоровлении. Тема нашей беседы с Мирзакаримом Санакуловичем – отдых. Что это? Как и нужно ли отдыхать? Норбеков раскрывает для наших читателей секрет своего отпуска. Оказалось, любимое времяпрепровождение президента клуба миллионеров (Global MSN club)- отнюдь не Багамы или Канары и вовсе не пятизвездочные отели, которые он, разумеется, может себе позволить.

Я большой любитель автомобильных поездок, – рассказывает Мирзакарим Санакулович. – Мой отпускной минимум – двадцать дней за рулем в кабине «скифа». Это такая машина-квартира на колесах, в которой есть все для жизни. Мы путешествуем вшестером – я, жена и четверо детей, ради которых наш отдых всегда начинается на каком-нибудь морском побережье. Признаться, меня такие места угнетают. Просто страдание видеть толпу «отдыхающих». Дети отдыхают, а я там устаю, начинаю чувствовать себя разбитым.
Есть отдых, развлечения для тонких ценителей и есть «ширпотреб» для массового сознания. Такой же, как молодежные джинсы и кока-кола, кольца на ушах и в носу. Такое можно выбрать, если ты уже не мальчик, но еще не мужчина, тем более – не личность. Когда любители такой моды подрастают, они становятся поклонниками разного рода «канар» и «багам». Я немножко утрирую, конечно. Не хочу никого обидеть, на самом деле и там можно отдыхать, только я не знаю – от чего? В свое время я через все это прошел. Места, где я не был, можно пересчитать по пальцам: Антарктида, Новая Земля и Северный полюс. Пытался отдохнуть и на Канарах, и на Багамах, но безуспешно…
– Вы меня заинтриговали. Где же отдыхают тонкие ценители?
– Я совершенно случайно нашел такое место для отдыха. Это Усть-Тюркское плато – совершенно безлюдное ровное как стол пространство между Каспием и Аральским морем. Безводная пустыня. Она находится на возвышенности, покрытой пылью и тальком, с редкими колючками. По ней проходит железная дорога. Это единственный ориентир, потеряв который заблудишься и будешь плутать по пустыне месяцами.
– Что вас понесло туда?!
– Любопытство и поиск новых ощущений. Я узнал, что через это место проходит маршрут дальнобойщиков – из Центральной Азии на Москву. Решил его проехать. И стал ездить ежегодно. Знаете, я бы поставил памятник каждому шоферу, который возит через это плато фрукты-овощи москвичам на рынки. Они едут по бездорожью, по пыли, преодолевают такие трудности в пути, что мало не покажется.
– Их-то можно понять – они идут на это ради заработка. А что вы там нашли, в этой пустыне?
– Я там нашел покой. И он стал проникать в меня, превращаясь во внутреннее спокойствие. Там тишина. И странный горизонт. Однажды мы с женой и детьми увидели на этом горизонте лампочку. И, представьте себе, ехали до нее… 48 километров. И увидели там заброшенный переезд, одинокий столб рядом с железнодорожным полотном. И единственную на сотни километров вокруг лампочку. Горящую лампочку! Мы остановились. Дети поставили палатку. Была лунная ночь. Небо усеяно звездами. Спать не хотелось, я взял книгу и стал под луной читать. Абсолютная тишина. И вдруг сзади меня, где-то далеко, у горизонта появился табун лошадей. Я оглянулся – животных не видно, но отчетливо слышен стук копыт. И вот они уже проносятся где-то рядом, а один жеребец, судя по звуку, отделяется от табуна и скачет в другую сторону. Оглядываюсь – никакого табуна нет и в помине! Глюки, что ли? А жеребец – уже позади меня. И тогда я начал искать его на… земле. И нашел малюсенького жучка, размером меньше ногтя.
– Это жуки ползли так громко?
– Они ползли тихо. Просто там такое безмолвие, такая первозданная тишина, что шуршание их лапок звучит, как стук копыт. Даже колебание волосинки в носу воспринимается там, как ураганный свист. Оказывается, человек грохочет, как старая телега. Там слышишь, как кровь с шумом водопада течет по жилам, как оглушительно колотится сердце. Его даже приходится успокаивать, чтобы насладиться тишиной.
– А как ваши близкие относятся к поездкам в это место?
– Отпуск я всегда делю на три части: первая – море для детей, вторая – горы для супруги, третья – Усть-Тюркское плато, о котором я вам рассказываю. На море меня тяготит то, что я вынужден, подобно всем «отдыхающим» суетиться, бегать, кричать, шашлыки жарить… В горах я опять-таки должен со всеми куда-то двигаться, какие-то там достопримечательности осматривать, потому что все так делают. В местах массового отдыха тобой управляют – вынуждают пользоваться каким-то сервисом, ходить на экскурсии, покупать сувениры… А в пустыне я встречаюсь с первозданным покоем, там я никому неподвластен. Там я ел самую вкусную еду. Там встречал самых добрых и отзывчивых людей. Когда у нас заглохла машина, дальнобойщик, проезжавший по бездорожью примерно в километре от нас, остановился и побежал к нам, чтобы помочь. То же самое сделал и другой, увидевший нашу беду еще с большего расстояния. Однажды мы остановились на ночевку рядом с несколькими водителями. Они как раз начали готовить ужин. Один вытащил из своего грузовика ящик винограда, другой – лук и помидоры, третий – морковку и черствый хлеб. Мы накрыли стол и стали друзьями. Приятная чистая беседа, разговор ни о чем, никто не старается как-то выделиться, притвориться. Я взял луковицу, стал грызть ее зубами. Это была самая изысканная еда, которую я ел за последние десять лет. Ее вкус я часто вспоминаю, и ни в каком ресторане меня не смогут так вкусно накормить. Я все время думаю об этих людях, мне хочется вновь с ними посидеть-поговорить.
А еще я там набрел на заброшенную призрачную дорогу – 140 кило метров в никуда. Она начинается и заканчивается в пустыне. Горячий асфальт, в трещинах которого растут кусты до пояса. Сколько я там ни колесил, не встретил ни одной машины.

– На что она вам сдалась, эта заброшенная дорога, чтобы ездить туда полтора десятка лет?
– О, она мне напоминает о тщете, о суетности людской. Она успокаивает и избавляет от депрессии, как… кладбище. Если кто-то съел твой кусок хлеба, если тебя кто-то предал, обидел, наступил на твою любимую мозоль, если тебя волнует собственный престиж, если тебе не дают сна политические игры, сходи на кладбище – и там ты получишь ответы на все свои вопросы.
– А на свои вопросы вы находите ответы на той дороге…
– Там стоит покрытая толстым слоем ржавчины буровая вышка, заброшенная много лет назад. Рядом — вагончик. Я иду к нему, раздвигая засохшие травы, открываю дверь. И вижу висящие на стенах пожелтевшие фотографии 30–40 годов. И патефон, и стопку старых пластинок, покрытых слоем пыли толщиной в три пальца.
– Фантастика! Сюрреализм какой-то…
– Да, просто Тарковский! Почему-то там никогда не бывает ветра. Я стираю пыль, смазываю механизм патефона, ставлю пластинку. На сотни километров вокруг – ни души. И звучит эта музыка… А старые фотографии рождают в душе щемящее чувство… Когда-то здесь жили эти люди, наверняка о чем-то мечтали, и вот – итог…
– Что же вас так сильно утомляет в городе, от чего надо так радикально отдыхать — в пустыне? От чего вы там отдыхаете?
– От всех своих желаний, от всех своих стремлений, от людей, с которыми связывает жизнь. От человеческого одиночества. Мегаполисы – океан одиноких людей. Я чувствую, как одинокие души угнетают, убивают, взаимоуничтожают друг друга своей тоской.
Я отдыхаю там от фальшивых городских ценностей, имя которым – цианистая культура. В городе все «бегут-бегут-бегут…». И ты – бежишь вместе со всеми. А там ты останавливаешься и оборачиваешься назад. Оглядываешься и видишь, где начал прихватывать заразу обыденности, бытовухи. Там становишься философом, видишь суетность этого мира. Верно, вначале там испытываешь некий дискомфорт. Ведь привык, что надо куда-то бежать, спешить, что-то делать, кому-то звонить… И в голове все это куртится-крутится. И вдруг понимаешь, что все это – ерунда. Не надо никуда спешить, никому звонить. И наступает момент, когда начинаешь видеть окружающий мир.
– Но он такой убогий там, этот «окружающий мир»… Голая пустыня – не за что глазом зацепиться.
– В том-то и дело! Поэтому не увлекаешься магнолиями, не отвлекаешься сказочными горными вершинами, а концентрируешь внимание на себе. И начинаешь освобождаться от кучи барахла, которое таскаешь у себя в голове, оставляешь все ненужное в этом пустынном месте. Каждый раз после такого путешествия я возвращаюсь чистый-чистый: в моей душе – прозрачное родниковое озеро. Там нет болотных растений, на его дне в свете восходящего солнца переливается каждый камешек. Там живая вода. Я живу от поездки до поездки в эту пустыню.
– Одного путешествия хватает на целый год?
– Да, я бываю там раз в год, хотя по десять раз езжу на разные курорты. Вот только что вернулся из Египта. Приходится играть по правилам социума – веду там занятия. Дело в том, что есть люди, которые хотят совместить учебу в нашем Институте самовосстановления человека с отдыхом.
– А если повезти их в вашу пустыню?
– Я потеряю свой рай.
– Говорят, богатые люди боятся заглядывать в свой внутренний мир.
– Вы попали «в яблочко». Самый счастливый человек – тот, кто живет от зарплаты до зарплаты, кто живет с этим бредом, который называется «выживание», «зарабатывание денег». Ведь он не встречается с самим собой, не видит всю никчемность своих устремлений, их пустоту. Но стоит ему заполучить большие деньги, – перепробовать все заморские яства, нацепить на себя все, о чем мечтал, объездить весь мир, и у него начинается… глубокая депрессия. Потому что, в конце концов, его ждет встреча с самим собой. Я всегда сталкиваюсь с одной и той же проблемой: став миллионером, человек возвращается к началу – к знакомству с… собой. И это бывает трагедией.
– Всегда?
– Есть счастливые люди — жадность их не знает границ и они умирают, не успев ее удовлетворить. Они живут во сне и умирают, не проснувшись, не успев понять, что истинный смысл жизни находится внутри себя. И настоящий отдых – внутри себя.
– А почему нельзя отдохнуть «внутри себя», находясь в городе, в своей родной «хрущовке»? Зачем же ехать в пустыню?
– Чтобы очистить это место отдыха – свою душу – от огромного количества скопившегося там мусора. Чтобы превратить свалку в родниковое озеро, пригодное для жизни и отдыха.

Галина Калинина

Print Friendly

Читай журнал

Скачай №95 Июнь-Август PDF

Заказать журнал онлайн

Внимание!
Теперь вы можете заказать журнал по почте!
X

Pin It on Pinterest

X