Итальянская парочка — о плохой погоде в Москве и безотказности русских

Совладельцы бара Wino, итальянцы Джулия и Фабио. Они рассказывают, как москвичи горят на работе и стремятся всех переженить

Джулия Маэстрелло и Фабио Брессан

27 и 29 лет

Откуда приехали: Верона, Италия
Чем занимаются: рестораторы — открыли винный бар Wino, готовят к запуску пиццерию Pinsa Maestrello (Покровка, 16) — она начнет работать 18 августа.


Джулия: В первый раз я приехала в Россию пять лет назад. Это смешная история: я оказалась здесь, чтобы поужинать с Фабио. Он работал в Москве, но по делам находился в моей родной Вероне и позвал меня с ним поужинать. Я тогда отказалась: знала, что он живет не в Италии, и подумала — зачем мне это? Я тогда в шутку ему сказала, что если захочу, то приеду к тебе поужинать в Москву. А потом через несколько месяцев взяла и приехала.

Помню первый день в России: поглядела в окно самолета — кругом грязь, снег и серость. Сразу испугалась; подумала — как так может быть вообще? В Италии всегда солнце и хорошая погода. Но мне почему-то стало интересно. Фабио встретил меня на своей рабочей «шкоде» — очень грязной, — чтобы посмотреть, какая у меня будет реакция. В тот вечер Фабио отвез меня на ужин в свой ресторан — тогда он занимался местом под названием «Труффальдино», и я не знала, что он там работал.

Фабио: Если бы я ей нравился недостаточно сильно, то она бы сразу развернулась и улетела. Но нет…

Джулия: Я осталась здесь на четыре дня — Фабио показал мне Москву. Таких огромных городов я не видела раньше — для меня все тут было как в сказке. А спустя десять месяцев я переехала жить к нему, и это было для меня абсолютно неожиданным решением. Первый год оказался очень сложным — я все время была одна, пока Фабио работал, учила язык с преподавателем и скучала. Спустя год мы расстались, я вернулась в Италию и так же неожиданно поняла, что хочу вернуться в Москву.

Я подыскала жилье и вернулась. Сначала сняла маленькую комнату в центре с женщиной из Таджикистана; спала на диванах — то на одном, то на другом. У меня была добрая соседка, но дома всегда было слишком много народа — я тогда продолжала интенсивно учить русский, и было тяжеловато. Потом переехала в квартиру на Славянском бульваре — снимала ее вместе с девочкой-буддисткой. Съемные комнаты после собственного дома в Вероне — после такого на многие вещи я начала смотреть другими глазами. Зато русский пошел хорошо — я начала говорить. Спустя некоторое время мы снова встретились с Фабио, и он увидел совсем другого человека.

Москва так же сильно погружена в работу, как север Италии, зато люди у вас такие же душевные, как на юге
Мы снова начали встречаться, я переехала к нему и нашла работу в офисе. В 2014-м рубль катастрофически упал, и бизнес у моей компании разладился. Я уволилась и решила помогать Фабио — он открыл свое первое место, бар Wino. Вполне логично, если учесть, что все в моей семье прекрасно готовят. Дела пошли хорошо, и теперь мы занимаемся новым проектом: планируем в августе запускать пиццерию на Покровке, будем делать римскую пинцу — маленькую и легкую.

Все продукты, какие только возможно, привозим из Италии, но не потому, что я презираю русские продукты. С сыром нужно понимать технологию: вот у вас молоко очень вкусное, правда! Так что и с производством местных сыров все скоро наладится. Я попробовала русскую буррату — вполне достойно! Дорого, конечно, но это потому, что вы только-только осваиваете процесс, пользуясь консультациями иностранцев и западным оборудованием. С другой стороны, не стоит забывать, что у итальянского сыроварения долгая история. Если бы было так легко повторить наш опыт, то весь мир перестал бы покупать наш сыр. Итальянская моцарелла из России — все же вещь странноватая. Такая же, как черная икра, произведенная в Италии.

Кстати, икру я очень люблю. А еще пироги, пельмени и хачапури — могу их есть, пока не лопну. Из-за этого приходится много времени уделять фитнесу. Вы, кстати, не думайте, будто все итальянки худые, — комплекция сильно зависит от региона. На севере так пристально следят за фигурой, что даже неприятно. Когда я возвращаюсь в Верону, возникает такое чувство, будто знакомые меня сканируют: не набрала ли я лишний вес? На юге все наоборот — в Риме бы все подумали, что я голодала три месяца. В южной Италии едят пасту и хлеб каждый день — совсем другая история. В Вероне моя мама никогда не покупала хлеба.

Москва так же сильно погружена в работу, как север Италии, зато люди у вас такие же душевные, как на юге. Могу сказать, что разобралась в понятии «русская душа». Когда мы с Фабио расстались, я получила сильную поддержку от русских друзей. Все хотели помочь мне найти жилье, спрашивали о работе — мои итальянские приятели никогда бы столько для меня не сделали. Как только начинаешь дружить с русскими, они сразу отдают тебе свое сердце. Здесь все готовы помогать — можно звонить ночью, и любой человек снимет трубку.

Интересно также, как быстро русские становятся друзьями: я начинаю считать человека другом только через десять-пятнадцать лет знакомства — вы можете стать близкими с первой встречи. Такой же подход и в отношениях. Мы с Фабио пять лет вместе, и многие меня спрашивают, почему мы не женаты, почему у нас нет детей. В России все происходит очень быстро: через полгода ваши пары уже женятся. Может, поэтому у вас так много разводов — у нас в Италии развестись немыслимо.

Фабио: В этом разница культур. С русскими мне проще работать: они говорят прямо, а итальянцы пытаются сделать приятно и пообещать слишком много, но могут потом передумать или взять слова обратно. В России, если люди впряглись во что-то с тобой, они не будут смотреть по сторонам, чтобы найти более выгодное предложение.

Джулия: Русские люди берут телефон в любое время — это здорово помогает в бизнесе. Я такой человек, которому просто необходимо всем названивать до смерти. Как-то я позвонила подрядчику около часу ночи — и он взял трубку. В Италии все заканчивают работать в шесть, и телефон выключается. С другой стороны, я считаю, что у русской рабочей самоотверженности должен быть лимит: моя подруга-итальянка работала в России и чуть с ума не сошла — ее босс звонил в два ночи!

Фабио: Звучит банально, но Москва — город возможностей. Если ты не хочешь их использовать, то теряешь время. Да, у вас не такая стабильная экономика по сравнению с Европой, зато есть ощущение, что у России — большое будущее. В Италии жизнь намного скучнее.

Джулия: Там твой бизнес убивают: в конце дня ты понимаешь, что две трети из того, что заработал, ты не только отдашь государству, но еще полдня потратишь, чтобы заполнить налоговые бумаги. В этом смысле в Москве проще. С другой стороны, детей я бы точно хотела рожать в Италии.

Фабио: Просто хочется дать ребенку то же воспитание, что получил ты сам. Ну и чтобы не было бесконечных пробок вокруг и жуткой погоды.

Джулия: Все говорят, что русские — жуткие зануды, и на это, очевидно, влияет погода. Менталитет также зависит от истории, и путь России связан с жуткими лишениями, войнами, революциями. Многие мои русские друзья говорят, что заранее думают о плохом, чтобы не расстраиваться, если оно действительно случится. Как будто к этому можно подготовиться! С отношением к деньгам, мне кажется, большой разницы нет — и в Милане, и в Вероне полным-полно любителей повыпендриваться, как в Москве. Просто в вашем городе богатые люди заметнее — у вас их больше. С другой стороны, бедных, кажется, и в Москве, и в Европе одинаково много.

Фабио: Когда в Москву приходит жара — хочется жить. Вот посмотрите на юг Италии — там вообще нет проблем, все у них хорошо. Погода прекрасная, днем все отдыхают, работы нет. Есть море и горы; если вдруг заканчивается салат — можно его вырастить самому.

afisha.ru

Читай журнал

Скачай №92 сентябрь-ноябрь PDF

Заказать журнал онлайн

Внимание!
Теперь вы можете заказать журнал по почте!
X

Pin It on Pinterest

X