Гоночная столица. Почему Сочи — лучшее место для организации Гран При России Формулы-1

В этом году главная гоночная серия планеты приедет в столицу XXII Олимпийских игр уже в пятый раз

Контракт на проведение Гран При России в Сочи изначально был рассчитан до 2020 года, но в прошлом году был продлен до 2025 года. Почему Формула-1 в Сочи — это правильное решение.

22 июля 1894 года состоялись соревнования на Большой Приз, учрежденный издателем парижской газеты Le Petit Journal Пьером Жиффаром. Помимо кубка и всеобщего почета победитель гонки по маршруту длинной 126 километров от Парижа до Руана получал и солидную денежную сумму в 5 000 франков. Впрочем, те гонки были скорее испытательным пробегом, а вот год спустя недавно созданный Автомобильный Клуб Франции (АКФ) провел уже полноценные соревнования.

Супер-марафон Париж — Бордо — Париж дистанцией в 1 тысячу 200 километров стал первым Гран При в современном понимании этого слова, и прошедшую летом на трассе Поль-Рикар гонку Формулы-1 на Большой Приз Франции в Пятой республике считают прямым потомком соревнований 1895 года.

Вслед за французами свои Гран При начали устраивать и все остальные ведущие мировые державы. Не сильно отставала и Российская Империя, где первые гонки прошли уже в 1898 году. Первым дистанцию в 39 верст преодолел потомственный почетный гражданин Санкт-Петербурга, заслуженный гражданский чиновник Павел Николаевич Беляев на трицикле Clement. Всего в том соревновании приняли участие 7 гонщиков. Все предвоенные годы в Российской Империи проводились все новые и новые соревнования, пока наконец в 1913 году не состоялся первый Гран При России.

Гонка проходила на 30-километровом замкнутом четырехугольнике между Красным Селом, Лигово и станцией Александрово. Дистанция гонки составила 212,8 километра, а победителем стал Георгий Михайлович Суворин на Benz 29/60 hp. Год спустя участников было меньше, так как большинство сильнейших пилотов Европы готовились к Гран При АКФ. Но и в условиях меньшей конкуренции россиянам победить не удалось — первенствовал представитель Германской Империи Вилли Шолль на Benz 55/150 hp.

Дальше была Великая Война, революция, Гражданская война и строительство совсем другого государства, места гонкам Гран При в котором уже не было. В странах, удачнее переживших Первую Мировую, гонки возобновились практически сразу. Именно в 1920-е годы были построены бессменная арена Гран При Италии Формулы-1 — трасса в Монце, легендарный Нюрбургринг, не раз принимавший Гран При Германии, а также начали организовывать Гран При Монако прямо по улицам княжества.

Нет сомнений, что без революции возродился бы и Гран При России. Но это в Европе и США на традиционные гонки представители одной семьи ходили поколениями, выдающиеся гонщики становились живыми легендами, а авторитет почти всех именитых производителей ковался именно на гоночных трассах. В Советском Союзе автоспорт долгое время считался буржуазным развлечением, чуждым пролетарскому государству.

В итоге на Западе вопрос о том, зачем проводить национальный Гран При — даже не стоял. Спросить могли скорее, зачем его не проводить. Национальный Гран При — это не только престиж, это сотни тысяч фанатов, которые готовы ехать на автобусе 70 километров от Милана до Монцы, только чтобы потрогать забор легендарного «Аутодромо Национале». Это настоящий культ, часть жизни, истории и культуры тех мест, где проходят гонки. Нам же возвращения в Россию гонок первой величины пришлось ждать ровно 100 лет. А стоило ли вообще ждать?

Восточные тигры

И в межвоенное время, и в первые послевоенные гонки Гран При, как входившие в зачет чемпионата Европы, а затем и мира (он собственно и получил имя Формула-1), проходили в развитых странах или в их колониях. Редким исключением были Гран При Аргентины в 1950-е годы, Гран При ЮАР и Мексики в 1960-е. Но уже в следующем десятилетии география стала расширяться: Бразилия, Канада, США, Япония. В 1980-е годы добавились Австралия и Венгрия.

Но все это были страны, в которых была развитая автомобильная культура, давние автоспортивные традиции и гонщики, добивавшиеся успеха на международной арене. Поэтому первые же гонки сразу становились невероятно успешными, и Формула-1 задерживалась в этих странах надолго. В по-настоящему далекие от автоспорта государства Королева автоспорта начала приходить лишь на рубеже веков. Гран При Малайзии впервые состоялся в 1999 году, Бахрейна и Китая — в 2004-м, Турции — в 2005-м, Сингапура — в 2008-м, Абу-Даби — в 2009-м, Южной Кореи — в 2010-м и Индии в 2010-м.

И появление Больших Призов во всех этих странах проходило по одному и тому же сценарию. Страна третьего мира добивалась больших успехов в экономике, и власти хотели показать ее обновленное лицо: богатое, современное и технологичное. И внутри страны патриотизм поднять, и туристов привлечь, и с почетными гостями пообщаться. Государственные и окологосударственные компании не скупились в тратах на строительство суперсовременной трассы и сопутствующей инфраструктуры.

Дебютные гонки проходили на ура: полные трибуны, приехавшие явно не бесплатно знаменитости со всего мира, восторженные отзывы бывалых журналистов и руководства Формулы-1. А вот дальше сценарии были разные. Гонка в Турции, благодаря интересной трассе, нравилась пилотам, журналистам и телезрителям, но расстраивала организаторов пустыми трибунами, которые не заполнялись и на 20% вместимости. Туркам Формула-1 была не слишком интересна, билеты для местных оказались чересчур дорогими, а должной работы по привлечению иностранных туристов не велось.

Еще хуже дела обстояли в Южной Корее, где трасса изначально задумывалась частью огромного индустриального проекта — целого города в провинции Южная Чолла. Но город не построили, некоторых ответственных лиц посадили, а трасса так и осталась стоять среди болот неподалеку от небольшого порта Мокпо.

Зрителей, понятное дело, на такой трек привлечь было сложно, а организация Гран При стоила слишком дорого. В итоге спустя четыре гонки Гран При Кореи ушел в историю. В Индии деньги закончились еще быстрее — спустя три розыгрыша Большого Приза. В Бахрейне гонка однажды отменялась из-за народных волнений в рамках неудавшейся революции.

Ненужные старики

Впрочем, проблемы бывают и у традиционных гонок. Отец всех гонок Гран При Франции не проводился в 2009 — 2017 годах, Большой Приз Германии отсутствует в календаре по нечетным годам, пару раз в 2000-е годы брали самоотвод бельгийцы. В чем проблема — ведь и во Франции, и в Германии, и в Бельгии — традиционные и популярные гонки, проходящие на культовых трассах?

В высоком уровне конкуренции за зрителя. И речь не только о других видах спорта вроде суперпопулярных — футбола или набирающего силу в Германии хоккея — но о других гоночных сериях. Например, в ФРГ проводится сильнейший национальный чемпионат DTM, гонки которого собирают в среднем около 70 тысяч зрителей. Во Франции главным автоспортивным событием всегда был марафон 24 часа Ле-Мана, собирающий четверть миллиона фанатов.

Суточная гонка проходит и на бельгийской трассе Спа, и на немецком Нюрбургринге, не говоря уже о множестве локальных соревнований. Болельщику есть на что посмотреть за сравнимые или даже меньшие, чем просят за билет на Формулу-1, деньги. Более того, на традиционных рынках с высокой конкуренцией за зрителя Формуле-1 зачастую нечего предложить.

Какой интерес жителям Бенилюкса смотреть на борьбу пилотов Mercedes-AMG, немца и англичанина, между собой? Зачем французам приходить на Гран При Франции, когда на стартовой решетке нет ни французских пилотов, ни французский машин? В то время, как в национальных и европейских гоночных сериях присутствуют и те, и другие.

Но все меняется, когда у страны появляется свой герой. Или у соседней страны. Или у страны, с рынком которой много лет грамотно работают. Устроители Гран При Бельгии вынуждены который год строить новые трибуны, чтобы вместить оранжевое море фанатов Макса Ферстаппена. Своей гонки у голландцев нет, а вот бельгийская — ближайшая. Венгрия традиционно принимает множество фанатов из Финляндии. Недорогие билеты, рейсы лоукостеров из Хельсинки в дни Гран При, родственная финно-угорская культура и вот уже трибуны Хунгароринга полны фанатов Кими Райкконена.

В больших автоспортивных державах появление быстрого пилота порой и вовсе приводит к появлению новых Гран При. Михаэль Шумахер стал первым чемпионом Формулы-1 в немецкой истории, что вызвало в ФРГ настоящий ажиотаж. К традиционному Гран При Германии на трассе Хоккенхаймринг присоединилось и Гран При Европы на Нюрбургринге. С уходом Шумахера интерес упал, нового харизматичного героя немцы не получили, и вот уже полные трибуны не может собрать ни одна гонка в стране.

То же самое произошло в Испании, где победы Фернандо Алонсо привели к взрыву популярности Формулы-1 и появлению второго Гран При на территории страны: помимо традиционной Барселоны гонку в статусе все того же Большого Приза Европы приняла Валенсия. Естественно, второй Гран При на территории Испании канул в Лету вместе с мечтами Алонсо о третьем титуле — испанцы вернулись к любимым мотогонкам, где местные герои доминируют уже много лет.

Третий путь

А какое место занимает на мировой автоспортивной арене Россия? С одной стороны, практически отрезанную на протяжении 70 лет от мирового автоспорта страну нельзя назвать страной с сильными традициями и развитой автоспортивной культурой. С другой — за прошедшее с 1991-го время Россия совершила настоящий скачок вперед, догнав многие среднеевропейские страны.

Наши гонщики участвовали и побеждали в гонках практически во всех серьезных европейских и многих мировых сериях, наши парни выигрывали Ле-Ман и становились чемпионами мира по гонкам на выносливость, вице-чемпионами GP2, чемпионами Мировой серии Renault, да и в Формуле-1 выступает уже третий россиянин.

Российская компания BR Engineering построила уже два прототипа для гонок на выносливость, Lada много лет успешно выступала в чемпионате мира по гонкам на серийных машинах, а КамАЗ превратил ралли-рейд Dakar в песочницу на своем заднем дворе. Российская серия кольцевых гонок уверенно входит в топ-5 сильнейших национальных чемпионатов по автогонкам в Европе, а различные гоночные трассы России принимали этапы таких престижных международных серий, как FIA GT, DTM, Кубок Европы по гонкам на грузовиках, Blacpain GT, WTCC и Мировая серия Renault.

Формула-1 — лишь вишенка на торте. Да, ее проведение потребовало строительство гоночной трассы с нуля. Да, национальный Гран При — дорогое удовольствие. И да — он был необходим. Постоянные трансляции Формулы-1 в России начались еще в 1992 году. За 26 лет в стране выросло целое поколение людей, для которых эта гонка — спорт номер один. Поэтому собрать полные трибуны на Формулу-1 в России проблемой не выглядит, учитывая что гонки DTM в Подмосковье посещали 40-45 тысяч зрителей. Но почему местом проведения выбрали Сочи?

Олимпийский парк моторов

Этапы Формулы-1 далеко не всегда проводятся в непосредственной близости от столиц — это характерно скорее для новых гонок в странах третьего мира. Гран При Испании принимает Барселона, а вовсе не Мадрид, Италии — находящаяся неподалеку от Милана Монца, а вовсе не Рим, Франции — автодром Поль-Рикар в окрестностях Марселя. Иногда расположение обусловлено историческими событиями, иногда — поиском оптимального рельефа, иногда желанием придать дополнительный импульс развития тому или иному региону.

В России наиболее логичными местами для проведения гонки выглядят Москва и Санкт-Петербург, но так кажется только на первый взгляд. Москва подходит с точки зрения числа жителей и туристов, но одновременно является слишком конкурентым рынком: в столице и без того проходит много топовых событий. Да и третья гоночная трасса в регионе не нужна.

Северная столица подходит больше. Гоночной трассы тут нет, туристов еще больше, а активная работа с расположенным рядом рынком Скандинавии и Финляндии в теории мог бы обеспечить постоянный поток болельщиков из-за рубежа. С другой стороны, в Петербурге гонке пришлось бы выдержать конкуренцию с матчами сверхпопулярных СКА и Зенита. Северное расположение города и переменчивый климат ограничили бы возможное время проведения этапа июнем и июлем — в августе в календаре традиционно пауза, а в мае и сентябре для гонок может быть слишком холодно.

Значит, место для Гран При нужно было искать где-то в регионах. По сути к 2014 году готовой инфраструктурой за исключением трассы обладали лишь Казань и Сочи. Но в столице Татарстана уже есть гоночная трасса национального уровня, да и проблему лимитированного календарного периода проведения гонки никто не отменял.

Гран При России в Сочи решал сразу несколько проблем города, подспудно создавая новые точки роста. В России еще до начала XXII Зимних Олимпийских игр задумались над тем, как использовать постолимпийскую инфраструктуру, и гонка Формулы-1 выглядела одним из решений проблемы. С другой стороны, строить кроме трассы в Сочи ничего было не нужно, что позволяло провести гонку относительно дешево.

При этом в Сочи Гран При можно проводить с середины апреля по конец октября, что делает город предпочтительным и для руководства Формулы-1. Кроме того, Сочи — очень привлекательный рынок, ведь конкуренция с другими спортивными событиями летом не так велика. В хоккей летом не играют, а футбольная команда пока играет во второй лиге. При этом в Сочи проживает без малого полмиллиона человек, а летом город посещают сотни тысяч туристов.

При этом гонка Формулы-1 может быть как отдельным событием, ради которого люди прилетают в город, так и частью обширной развлекательной программы для тех, кто проводит в Сочи отпуск. Не будем забывать и о красивой картинке для телевидения, которую создают гонки в Олимпийском парке. Ведь необходимость пиара страны во время Гран При никто не отменял.

В трансляции гонки зрители должны видеть красивую открытку России, а обеспечить это могли бы только заезды по улицам Москвы и Санкт-Петербурга, причем в историческом центре города. Легко предоставить, к какому транспортному коллапсу и недовольству жителей это бы привело. В Олимпийском же парке Сочи красивую и узнаваемую картинку России можно создать и без трудностей для жителей.

Для фанатов гонка в Сочи — возможность посетить Гран При относительно бюджетно. В городе множество отелей на любой кошелек, развитый бизнес по аренде частного жилья, билеты на самолет стоят не слишком дорого, а при желании до Сочи можно доехать на машине.

При этом появление новой трассы на юге России дает дополнительный толчок развитию автоспорта, ведь «Сочи Автодром» можно использовать едва ли не круглый год — других подобных треков в стране нет. И не будем забывать про неоценимый опыт для судей, команды обеспечения безопасности и организаторов Гран При, который затем применяется на гонках национального уровня.

Пятна на солнце

Увы, минусы у проведения Гран При в Сочи тоже есть. Если вы захотите добраться до города на машине, то вынуждены будете часов пять потратить на преодоление финальных 200 километров от Джубги до Сочи по перегруженному серпантину — строительство скоростной магистрали в обход приморских поселков только обсуждается властями.

Вторая проблема — сама трасса. В отличие от создания трасс в Малайзии, Китае, Турции или Абу-Даби при работе над «Сочи Автодромом» полной свободы у придворного архитектора Формулы-1 Германа Тильке не было — трек вместе с трибунами и медицинским центром нужно было вписать в аккурат между Олимпийскими объектами. В итоге третий сектор трассы получился достаточно скучным и состоит из однотипных 90-градусных поворотов.

Из-за ограничений трасса получилась далеко не самой интересной в сезоне для гонщиков — в число любимых ее не включает никто. А ведь некоторые новые трассы вроде малазийского Сепанга сразу становились культовыми. С другой стороны, длинные прямые «Сочи Автодрома» дают возможность пилотам обгонять друг друга и бороться колесо в колесо. Но и тут возникла проблема.

Поставщик шин для Формулы-1 компания Pirelli пару раз ошибалась и привозила на Гран При России слишком жесткие шины, из-за чего пилоты не могли вплотную преследовать друг друга — гонка превращалась в унылую процессию. Да и в целом пока высокой конкуренции за победу в сочинской гонке нет — все четыре раза выиграли пилоты Mercedes-AMG. Таким образом, современный Гран При России продолжает традиции первых двух гонок в Российской Империи.

Но эти проблемы нельзя назвать нерешаемыми. Конечно, превратить зажатую между олимпийскими аренами трассу во второй Нюрбургринг не получится, но затяжной третий поворот уже стал визитной карточкой «Сочи Автодрома». А полные борьбы гонки Pirelli обещают обеспечить — выводы из прошлых ошибок сделаны. Куда важнее, что и на четвертый год Формула-1 в России собирает полные трибуны. И, кажется, так будет еще долго, ведь в 2019 году на старт могут выйти сразу двое наших гонщиков.

lenta.ru

Print Friendly

Читай журнал

Скачай №97 декабрь-февраль PDF

Заказать журнал онлайн

Внимание!
Теперь вы можете заказать журнал по почте!
X

Pin It on Pinterest

X