«Где собаками, а где и оленями». Как живет самая северная и самая молодая епархия России

15.01.2019 | Статьи

Священники Норильской епархии заканчивают многолетние долгострои, на ледоколах добираются в самые далекие села, помогают женщинам и детям в трудной ситуации и ломают стереотипы

Норильская и Туруханская епархия Русской православной церкви образована в 2014 году. О ее работе, социальных проектах и трудностях, связанных с суровым арктическим климатом, — в материале ТАСС.

От одного храма до другого — несколько месяцев

Норильская епархия относится к Красноярской митрополии. До 1992 года Красноярский край, как и Томская область, входил в состав Новосибирской епархии — огромная территория, и нагрузка на митрополита была тоже огромной.

«Затем в начале 1990-х годов была выделена отдельная Красноярская епархия, которая включала в себя собственно край и Таймырский автономный округ. А Норильская и Туруханская епархия была образована в 2014 году», — рассказывает краткую историю создания епархии ее секретарь иеромонах Герман (Мельников).

Православие на Таймыре появилось, конечно, задолго до этого. В XIX веке священники, вопреки капризам суровой северной погоды, предпринимали длительные путешествия по полуострову — путь от одного храма до другого занимал несколько месяцев.

«Если мы говорим о распространении православия и христианства в Сибири, то монахи и священники из Туруханска доходили вплоть до Хатанги — это почти 900 км. Нам известно имя миссионера архимандрита Макария Суслова, который жил в Туруханске, но в то же время являлся настоятелем храма в Хатанге. Транспорта не было — добирался по реке, где собаками, где оленями, где как приходилось. Приходилось в поселках останавливаться, чтобы переждать бури. Доходило до того, что, если он застревал в пурге, ему приходилось съедать взятый с собой богослужебный хлеб, чтобы выжить», — рассказывает отец Герман.

Иеромонах Герман (Мельников) Денис Кожевников/ТАСС

Иеромонах Герман (Мельников)

© Денис Кожевников/ТАСС

Сейчас у священников есть возможность относительно быстро добираться в отдаленные населенные пункты — по воздуху, по воде, по зимнику (автомобильная дорога, специально подготовленная грейдерами и предназначенная для передвиженя только при минусовой температуре. Зимник также может проходить непосредственно по замерзшему льду рек и озер — прим. ТАСС). Компания «Норильский никель» иногда даже фрахтует для епархии вертолет или предоставляет ледокол, чтобы добраться до поселка Диксон — самого северного населенного пункта России. Но несмотря на доступность транспорта, погода и сейчас вносит коррективы в работу священников современной епархии — иногда приходится ждать несколько дней, чтобы вернуться из отдаленного города в Норильск.

«Как-то мы из Норильска в 2014 году полетели до Туруханска на вертолете, чтобы отслужить в субботу вечернюю службу, в воскресенье — божественную литургию и в воскресенье вечером вернуться обратно. В итоге мы вернулись только через семь дней, потому что непогода по очереди устанавливалась то в Туруханске, то в Игарке, то в Норильске, и мы не могли улететь», — приводит пример иеромонах.

Другая история связана со льдами. В середине прошлого лета священники отправились на ледоколе в Диксон, но из-за льдов не смогли туда дойти — пришлось ждать сутки, чтобы на помощь пришел другой ледокол.

«Мы с этим живем спокойно, даже радуемся, что у нас есть такие возможности путешествовать. Мы все время в разъездах. Не в каждой епархии так развит транспорт», — отмечает отец Герман.

Новые храмы и новые прихожане

К моменту образования Норильской и Туруханской епархии в Норильске был всего один храм, построенный 25 лет назад, — кафедральный собор Иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость». Сейчас в городе четыре храма, в том числе уникальный храм новомучеников и исповедников Церкви Русской, освященный в сентябре 2018 года. При нем находится музей истории развития православия в Сибири и тех новомучеников, которые погибли в Норильлаге или отбывали ссылку в пределах епархии. Там же работает церковная школа.

Всего к епархии относится 38 храмов, 15 молельных комнат и часовен, еще шесть храмов строится. Освящено место под храм в районе Норильска Талнахе, где живут 50 тыс. человек, а также в Снежногорске — самом отдаленном районе городского округа.

«Когда мы пришли к образованию Норильской епархии, было очень много начатых храмов — стройки оказались заброшенными. Владыка Агафангел, который руководит епархией, приложил все усилия, чтобы все стройки закончить. Даже деревянный храм Святителя Луки строился около десяти лет. Его строительство в этом году закончилось, он был освящен в мае», — говорит отец Герман.

Звонница в память о погибших в Норильлаге Кирилл Кухмарь/ТАСС

Звонница в память о погибших в Норильлаге

© Кирилл Кухмарь/ТАСС

Норильские дома строились на сваях в вечной мерзлоте, и каменные храмы — не исключение. Для того чтобы построить храм новомучеников и исповедников Церкви Русской, пришлось забивать 170 свай. Уникально сооружение еще и тем, что только здесь есть настенная роспись.

Со строительством новых храмов увеличилось число прихожан. «Мы ведем богослужебные журналы. Недавно подводил статистику за пять лет и обнаружил, что число людей, которые исповедуются и причащаются, у нас в Норильске за это время увеличилось в три раза. Например, если в 2014 году на Рождество Божьей Матери причащалось 30 человек, то в 2017 году — около 100 человек», — говорит отец Герман.

В новом соборе в Норильске по 10−15 человек в неделю принимают крещение — и младенцы, и взрослые. Венчание на Севере не такое частое явление — их было всего 11, при этом в новом храме — семь. «Это обусловлено, наверное, в том числе интересом жителей к новому зданию», — рассказывает иеромонах.

Носочки для детей и бал для молодежи

Среди подразделений епархии — отделы по социальному служению и церковной благотворительности, а также по делам молодежи. Социальный отдел возглавляет Татьяна Ласточкина, раньше заведовавшая норильским роддомом.

«Отдел имеет разные направления работы. Во-первых, это нуждающиеся люди, люди возрастные, которых мы обслуживаем на дому. Затем работа с женщинами, которые попали в трудную жизненную ситуацию. Работа с детьми — мы курируем детский дом в Дудинке, а также взаимодействуем с центром реабилитации детей с ограниченными возможностями «Виктория», — рассказывает Ласточкина.

Экскурсия для школьников в домовом храме в честь Рождества Иоанна Предтечи  Денис Кожевников/ТАСС

Экскурсия для школьников в домовом храме в честь Рождества Иоанна Предтечи

© Денис Кожевников/ТАСС

В этом году Центр милосердия выиграл президентский грант на программу «Согреем теплом». «Программа направлена на то, чтобы оказать все виды помощи женщинам, родившим недоношенного либо больного ребенка, — психологическую, социальную, медицинскую, юридическую. Рукодельницы клуба «Радуга» вяжут носочки, варежки, чепчики, пледики, чтобы согреть детей», — говорит она.

Молодежным отделом руководит священник Димитрий Прохоров, а помогает ему его супруга — матушка Алиса. Основная деятельность отдела — разрушить стереотип о том, что церковь неинтересна молодым людям.

«Отдел призван менять стереотипы, что в церковь ходят пожилые люди, люди, пережившие что-то. С каждым днем все больше и больше молодежи приходит к вере. Именно потому, что молодежь стремится к чему-то новому, стремится к смыслу жизни, у них сердце и душа открыты ко всему», — поясняет матушка Алиса.

Одно из важных для отдела мероприятий — Сретенский бал, который проводится в феврале на Сретение Господне.

«Праздник посвящен дню православной молодежи, он для нас очень важный, торжественный. Мы захотели вспомнить времена балов, идеалы отношений между мужчиной и женщиной, это некая школа этикета. Мы ребятам пытаемся донести эти ценности. В прошлом году на бал пришло около 200 человек — зал в доме культуры гостей просто не вмещал», — рассказала она.

Память о норильских новомучениках

В епархии есть комиссия по канонизации святых, которой руководит монахиня Илариона (Сухова). Пока, правда, канонизированных святых на Таймыре не было. Зато в епархии особо почитают святых и новомучеников, которые стояли у истоков православия в Сибири, были отправлены в Норильлаг по религиозным убеждениям или отбывали ссылку на территории региона. Среди них — первый сибирский святой Василий Мангазейский, святитель Лука — доктор, профессор, архиепископ Валентин Войно-Ясенецкий, новомученики Стефан Наливайко и Петр Игнатов. Истории православия в Сибири и этим людям посвящен музей в новом храме.

«Есть новомученики, которые своей биографией так или иначе связаны с Норильской епархией. Вот в память о них у нас и построен храм, и существует этот музей — здесь информация в том числе о тех, кто погиб на предприятиях Норильлага. Их мощи лежат в нашей земле, в неизвестных могилах. Нашим долгом, если мы не можем их достать, опознать и положить в раки, было хотя бы воздвигнуть что-то в их в память», — рассказывает Илариона.

Монахиня Илариона (Сухова) Денис Кожевников/ТАСС

Монахиня Илариона (Сухова)

© Денис Кожевников/ТАСС

В музее хранятся письма святителя Луки, молитвенники, иконы и даже столб с колючей проволокой и надписью «Запрет». Некоторые экспонаты приносят люди, некоторые были найдены в материалах уголовных дел, некоторые находки сделаны участниками поисковых отрядов.

Монахиня Илариона рассказала историю Петра Игнатова. Он родился в 1904 году на территории современной Калужской области. Встретил свою любовь — односельчанку, сироту Анастасию, женился и ушел в армию. Анастасия уехала из деревни, стала работать ткачихой в Кунцеве под Москвой. Когда Петр вернулся в 1929 году из армии, то увидел большие перемены в своей супруге — она стала очень религиозной. Вероятно, она оказала на него сильное влияние, и они стали единомышленниками, нашли духовного отца и решили посвятить себя Богу. Вокруг них стала концентрироваться молодежь. В ноябре 1937 года их арестовали и осудили обоих на восемь лет исправительно-трудовых работ. Петр Игнатов попал в Норильлаг и в 1941 году умер от истощения.

«Следы Анастасии потеряны, мы не знаем, где она. Мне кажется, нельзя ставить точку в биографии Игнатова, пока мы не найдем его жену, потому что, судя по всему, она очень много сделала для него и много значила в его жизни. Наш долг — найти ее следы, как она закончила свою жизнь. Надо восполнить пробел, и, может, у нас будут свои Петр и Феврония», — говорит монахиня.

Источник

Print Friendly, PDF & Email

Last modified: 15.01.2019

Pin It on Pinterest