Федор Конюхов: «Путешественником надо родиться»

06.05.2013 | Путешествие

Федор Филиппович Конюхов – один из самых знаменитых и универсальных путешественников на все времена. Человек-легенда. Его мировые рекорды считать замучаешься! Он пересек, переплыл, покорил почти все, что есть на нашей планете. Конюхов – первый путешественник в мире, который достиг пяти полюсов Земли – трижды Северного географического, Южного географического, полюса относительной недоступности в Северном Ледовитом океане, полюса высоты – Эвереста и мыса Горн – полюса яхтсменов. А еще он художник, писатель, действительный член Российского географического общества и уже три года как православный священник. Застать в Москве его, мягко говоря, нелегко. Но однажды у корреспондента журнала «Отдых в России» это получилось…

В кирпичном особнячке, где в конце XIX в. размещалась станция извоза, сейчас находится мастерская отца Федора Конюхова. На доме множество мемориальных досок, посвященных Семенову-Тянь-Шанскому, Миклухо-Маклаю, Рудневу и другим великим путешественникам и мореплавателям. Тут же установлены памятники Дежневу, Ермаку, Ушакову, Нахимову. Вместо ограды – соединенные цепями якоря. Во дворе – часовня, сооруженная путешественником в честь святителя Николая Чудотворца с поминальными досками погибшим морякам, альпинистам, путешественникам…

Поднимаюсь по узкой деревянной лестнице на второй этаж. Просторная комната с большим окном. На стенах почти впритык друг к другу – иконы. В левом углу стоит основательный деревянный стол, по его бокам лавки и на торце стул, больше похожий на трон: место хозяина. Напротив окна еще один большой стол, заваленный альбомами по искусству, бумагами и книгами, в основном духовного содержания. Множество уже написанных картин прислонены к стене и еще одна, внушительных размеров, стоит на мольберте…

Снимаю куртку и тут же жалею об этом, в доме холодно.

– Отец Федор, вы, наверное, во время путешествий на полюса привыкли к холоду и московские морозы вам теперь нипочем?

– К холоду невозможно привыкнуть. Все его боятся. А полярники тем более, потому что знают, что это такое. Холод, как и жару, надо уметь терпеть.

– Вы всю жизнь занимаетесь экстремальными путешествиями. Зачем вам это?

– Каждая моя экспедиция несет какую-то задачу – научную, творческую, рекламную, спортивную. Например, считается, что человек один может управлять яхтой только длиной в 60 футов (18,18 м). Я не согласен с такими ограничениями и говорю: «Я – одиночка, и хочу вести яхту длиной 28 метров». Мне отвечают: «Это невозможно». А я уверен, что можно. Выхожу и делаю! И становлюсь единственным человеком в мире, который в одиночку провел 28-метровую яхту.

Я хочу построить яхту 50 м с тремя мачтами по 35 м и сделать три оборота вокруг света без захода в порты, пройдя через все ветра и ураганы. И все ради того же – сделать и доказать!

Предметы, найденные в земле при строительстве о. Федором часовни во дворе своей московской мастерской. После каждой из шести своих кругосветок Конюхов строил по часовне – от азовского побережья до Дальнего Востока

В 2000 г. я понимал, что во французской одиночной, безостановочной кругосветной парусной гонке Vendee Globe я проиграю. Но знал, что мне надо идти, потому что никогда ни СССР, ни Россия в ней не принимали участия.

То же самое IDITAROT. Россияне более десяти лет не участвовали в этой самой протяженной в мире гонке на собачьих упряжках. Поэтому в 2000 г. я пошел, потому что считал, что русские должны там побывать, и для того, чтобы пример показать.

– А есть ли у вас задача переступить через себя, прыгнуть выше головы?

– Тому, кто хочет покорить Эверест, дойти пешком до Северного полюса или увидеть с палубы парусной яхты мыс Горн, нужно сначала преодолеть самого себя. Знаменитый японский путешественник Наоми Уэмура говорил, что отправляется в путь, чтобы расширить пределы человеческих возможностей. Я с ним согласен. Но к этому могу добавить, что главное всегда – это духовное восхождение человека, дорога к Богу.

В 2002 г. Конюхов со спутниками на лошадях и верблюдах отправился из калмыцкого поселка Цаган-Аман в переход по «Великому шелковому пути» длиной свыше 1,5 тыс. километров. Караван Конюхова стал первым после более чем полувекового перерыва

– Многие хотят стать путешественниками. Но мало кому удается осуществить свою мечту. Как вы думаете, почему?

– Николай Пржевальский очень точно сказал: «Путешественником надо родиться». Сейчас многие называют себя путешественниками. Съездил за границу – путешественник. В Сочи на пляже лежит и тоже – путешественник. Путешественник – это образ жизни. Ко мне часто приходят молодые люди и говорят, что хотят быть путешественниками. А я их спрашиваю: «А почему бы тебе не стать музыкантом, поэтом, писателем, ученым, артистом?» Отвечают: «У меня нет таланта». А почему они уверены, что у них есть талант путешественника?

Человек не может родиться без таланта и судьбы. Но не каждый им следует. Например, ему дано быть поэтом, а он идет в экономисты, и наоборот.

Вы приехали к Федору Конюхову как к путешественнику, но никогда не придете ко мне как к художнику. Хотя я считаю, что больше художник, чем путешественник. Я закончил в Париже Академию изящных искусств, член Союза художников России. Написал свыше трех тысяч картин. Но меня никто не знает как художника. Я не обижаюсь. Значит, мои полотна не тронули людей, я им меньше уделял внимания, недостаточно выставлял. Я уже сорок лет путешествую. Если бы я все эти годы отдал только искусству, то меня знали бы как художника.

– А как отличить талантливого путешественника от неталантливого? Какие критерии?

– На этот вопрос я не смогу ответить. Если у живописца спросить, кто самый талантливый художник в России, то каждый подумает, что это он сам. А на самом деле это определяют люди по его произведениям. Кто-то тысячи картин написал – и они не трогают душу, а кто-то только одну, но она проникает прямо в сердце. Так и путешественник. Можно совершить только одну экспедицию – и она останется в памяти людей, а можно ходить и ходить…

– Почему, когда люди с одинаковой степенью подготовки идут в экспедицию, одним удается дойти до цели, например, покорить Эверест, а другим – нет?

– Когда идешь на Эверест, надо все оставить. В голове должен быть только Эверест. Потому что там решается так – либо ты взойдешь, либо погибнешь. Если, выходя на восемь тысяч, будешь думать о бизнесе, о детях и так далее, то не дойдешь. Все силы – духовные, физические – должны быть направлены только на вершину. Тогда ты поднимешься и обрадуешь семью своим возвращением.

Люди часто опускают руки, теряют дух и не выкладываются полностью. Я, глядя на них, думаю: почему они не могут это сделать? Ведь я же смог! После антарктической кругосветки меня с яхты почти что вынесли на руках. После мыса Горн я повернул в ледяные арктические воды. Там есть места, где нет связи со спутником и совсем не ходят суда. Там я особенно остро ощутил, что на Земле живут миллиарды людей, а я все равно один. Вокруг – только мороз и айсберги. Когда после работы на палубе я спускался в каюту, я не мог пошевелиться от изнеможения. С Эльбруса спускался ослепшим и только благодаря другу Евгению Виноградскому вернулся. После путешествия на весельной лодке меня выносили на руках, потому что после многомесячного плавания мышцы атрофировались и ноги не двигались.

Заслуженный мастер спорта СССР Федор Конюхов стал первым советским спортсменом, достигшим в одиночку географической точки «Северный полюс» Стартовав 2 марта 1990 года с мыса Арктический (Северная Земля), он за 70 суток преодолел более 1000 километров дрейфующих арктических льдов, 8 раз встречался с белыми медведями и один раз провалился в ледяную полынью

– Для того чтобы выжить в разных экстремальных условиях, нужны специальные знания?

– Конечно. Они приходят с опытом. Во время первых полярных экспедиций я научился ставить в пургу палатку, сооружать эскимосский дом-иглу, ремонтировать примус на морозе, стоять на тонком льду, сушить на теле мокрые носки и многому другому. Специальные знания необходимы для одиночных путешествий, хотя бы просто для того, чтобы сохранить жизнь. Но есть еще одна крайность. Когда человек превращается в крутого профессионала, это порой бывает очень опасно. Он думает, что все ему по плечу, перестает замечать угрозы для жизни и допускает ошибки. Почти все путешественники – одиночки-профессионалы погибают трагически.

Российский путешественник Федор Конюхов на макси-яхте «Торговая сеть «Алые Паруса» во время финиша в австралийском заливе King George Sound по окончании плавания вокруг Антарктиды

– Как долго вы готовитесь к экспедиции? Часто ли потом сталкиваетесь с неожиданностями или непредвиденными ситуациями?

– У меня не было неожиданностей, потому что я никогда не ходил просто так – взял и пошел. Я стараюсь браться только за большие предприятия и готовлюсь к ним основательно. Наоми Уэмура говорил, что если плохо подготовил экспедицию, то ты из нее не вернешься. Путешествие вынашивается так же, как картина. Я в 15 лет переплыл на весельной рыбацкой лодке Азовское море, а через 36 лет – Атлантический океан. Видите, какой временной разрыв! Все эти годы я готовился. Я завершил это плавание, установив мировой рекорд, в декабре 2002 г.

Я тщательно изучаю экспедиции других путешественников: маршрут, какое расстояние они проходят за день, что берут с собой, анализирую, смогу ли я сделать то же самое. На это уходят годы. Годы!

Чтобы дойти в одиночку до Северного полюса, я готовился тридцать четыре года. Чтобы взойти на Эверест, 21 год занимался альпинизмом. Я весь в шрамах, побит и переломан. Поднимался на Тянь-Шань, покорил пик Коммунизма. Прежде чем пошел в кругосветное плавание, 19 лет занимался парусным спортом. Прошел 14 тысяч миль в условиях океана, стал заслуженным мастером спорта. На подготовку к экспедиции на Южный полюс у меня ушло пять лет. Чтобы участвовать в гонке IDITAROT – это надо пересечь всю Аляску, 1800 миль, на собачьих упряжках в 50-градусный мороз, – пять лет жил на Чукотке, пробегал на собаках каждый день по 150–180 км. Я мастер спорта по велоспорту, по лыжам. Я не хвалюсь, просто хочу сказать, что раз мастер, значит, я много работал. Но, как сказано в Святом Писании, если ты находишься здесь телом, а не находишься духом, то сие бесполезно. Ты должен сначала духовно пройти этот путь, а потом уже подтянуться физически.

– Что это значит – духовно пройти путь?

Глава Калмыкии Кирсан Илюмжинов устроил в кибитке праздничный стол для российского путешественника Федора Конюхова перед его выходом по следам «Великого шелкового пути». Впереди – степи и пустыни Калмыкии, Астраханской области, Дагестана, Ставрополья: пыль, палящее солнце, ястребы в бездонном небе…

– Когда-то я вел дневник, как я обойду вокруг света. Сидя дома, в мастерской, писал: день такой-то, пройду столько-то миль, будет портиться погода, встречу дельфинов, китов и так далее. Потом, выйдя в плавание, я начал сравнивать. Многие события совпали.

Когда 11 мая 1992 г. мы с Женей Виноградским поднялись на Эверест, то я ничего нового не открыл. Стою и чувствую, что все это я уже видел! Потому что много читал, смотрел фильмы о вершине, фотографии, разговаривал с альпинистами.

– То есть вас все время в конце пути ждет разочарование?

– Разочарования нет, потому что выполнил то, что задумал. Но я понял, что духом я уже здесь был, мне оставалось только тело принести. Больше надо готовить себя духовно, чем физически.

– Когда вам приходилось выигрывать за счет опыта и духа?

– Когда переплывал Атлантический океан на весельной лодке. Мне было 50 лет. Со мной плыл француз-гребец, сильный парень 28 лет. Ему французы строили лодку, мне – англичане. Я иду через Атлантику за 46 дней, он гребет 58. Все говорили: «Старик побил молодого!» Но они не учли, что я этот путь через Канары на Барбадос уже 15 раз прошел на яхте, а он – в первый раз. Я выбрал течение, точно все рассчитал. Он брал силой, а я опытом.

То же во время трансгренландской экспедиции. За мной рекорд по пересечению Гренландии на собачьих упряжках. Вышли. Я уже был в возрасте, и мне помогал молодой эскимос 38 лет, охотник. Против нас – датчане, молодые сильные парни. Наши собаки бегут одна к одной. Я понял, что на скорости мы их никогда не обгоним. Гнать собак нельзя – если загонишь, пропадешь. И мы стали выигрывать временем – им надо два часа для обустройства лагеря, нам – полтора. Я быстро ставил палатку: у меня большой опыт, я уже их столько поставил, быстро кормили собак. Так мы каждый день на 30–40 минут дольше спали, значит, наши собаки тоже больше отдыхали. В итоге из-за этих маленьких кусочков мы прошли маршрут за 16 дней, а они за 19.

– Что вы посоветуете людям, которые хотят, как вы, стать путешественниками?

– Должны быть цель, задача. Вот люди говорят – пошел Конюхов, но они не знают, что за этим стоит. Необходимо годами готовиться. Время нужно. И терпение. Когда я занимался в 1973–1975 гг. в яхт-клубе в Находке, мой наставник, капитан Юра Куликов, спросил: «Почему ты хочешь заниматься парусным спортом?» Отвечаю: «Для того чтобы в одиночку обойти вокруг света». Все стали смеяться надо мной: «Куда? Кому это надо? Тебя никто не пустит! Тебе не разрешат!» А Юра наедине мне сказал: «Федя, занимайся, и ты пойдешь». – «А когда?» – «Возможно, пройдет 20–30 лет. Ты тренируйся. На яхте можно пойти и в 60 лет. Рано или поздно наша железная дверь приоткроется, а ты стой первый. И как это случится, сразу же иди». Я стоял у двери первый и ждал. Шел 1976 г. Яхты от берега не отпускали дальше чем на 12 миль. Я продолжал тренироваться. Ходил на яхтах в тех районах, где было разрешено, главным образом на Дальнем Востоке – Камчатка, Командорские острова, Сахалин. И через 19 лет, когда к власти пришел Горбачев, выскочил на свободу – вылетел в Австралию, купил яхту и ушел на ней вокруг света навстречу своей мечте.

А другие яхтсмены, которые опытнее, на пять голов выше меня, лучше подготовлены, занялись кооперативами, другими делами и упустили свой шанс. Я спросил одного профессора, тренера: «Почему вы, с вашим-то опытом, не идете в кругосветное плавание?» Он говорит: «Если я уйду на полгода, то меня с кафедры уволят». А я слушаю его и думаю: «Эх, вы, думаете о кафедре, а надо думать о кругосветном путешествии. Да гори она огнем, эта кафедра! Вы же будете первым!»

В мае 2012 г. я совершил второе восхождение на Эверест. 20 лет назад я поднимался со стороны Непала и Гималаев, а в мае взошел со стороны Тибета. Я сказал себе: «Ради этого я все отдам. Пусть потом даже сяду на паперти и скажу: «Подайте бедному путешественнику на пропитание». Но зато у меня будет Эверест!»

Вот таков он – покоритель пространств и «восходитель духа» – православный батюшка Федор Конюхов. Ангела-хранителя вам в пути, отец Федор!

Print Friendly, PDF & Email

Last modified:

Добавить комментарий

Pin It on Pinterest