«Если бы Полюса Холода не было, его стоило бы придумать!»

– Анатолий Николаевич, честно говоря, не совсем понятно, зачем Якутии туризм? Земля суровая, но не бедная: есть алмазы, уголь. Казалось бы: приезжай, копай, а отдыхай в Сочи… А каково мнение министра на этот счет?
– С приходом нового президента, Вячеслава Штырова, перед правительством была поставлена задача развития туризма и, что самое главное, определены цели. Мы в 2002 году разработали программу, а в прошлом году совместно с научными, общественными организациями выработали концепцию, попытались прорисовать перспективы – чтобы понять, к чему это может привести. Вырисовалась такая интересная штука, что туризм может, в принципе, стать одной из ведущих отраслей экономики Якутии.
– Даже так?..
– Да. Потому что, с одной стороны, полезные ископаемые – это невосстанавливаемые природные богатства, их запасы не вечны. С другой стороны, мы рассмотрели туризм в межотраслевом аспекте. Он подтянет и транспорт – железные дороги, судоходство, авиацию, – и гостиничный сервис, и музейное дело, и общепит. Взять ту же авиацию: если не будет притока туристов, сложно говорить о развитии авиакомпаний, расширении бизнеса только за счет постоянно летающих с деловыми целями людей и тех, кто изредка вылетает по личным обстоятельствам. С третьей стороны, туризм должен дать толчок к развитию малонаселенных, недостаточно освоенных территорий. Если говорить о Западной Якутии, где добывает алмазы «Алроса», – там инфрастуктура, дорожная сеть достаточно развиты – им, может, туризм и не нужен. То же касается юга, где работает «Якутуголь» с объемами продаж в 580 млн долларов в год, и Алдана, где добывают ежегодно 6 тонн золота. А вот для северных регионов, северо-востока туризм очень много может значить с точки зрения притока денег, с точки зрения занятости населения. И такие примеры уже у нас есть: Томтор – маленькая деревня, в которой проживает 1600 человек. И все они ждут не дождутся фестиваля «Полюс Холода», который проходит у них вот уже четвертую весну. За три дня Томтор получает до 480 тысяч рублей – общепит, торговля, население, принимающее в своих домах туристов! Для такой деревни это очень большие деньги.
– Когда вы обсуждали перспективы туризма в Якутии, вы учитывали чей-нибудь опыт, проводили какие-либо аналогии? Хотя, конечно, трудно найти в мире территорию со схожими условиями…
– Да, мы проводили анализ ситуации в тех странах, которые тоже «промышляют» зимним туризмом. Это прежде всего Финляндия. Это Аляска, северные территории Канады. Мы детально изучали их опыт, с первых дней. В той же Лапландии еще недавно совсем ничего не было, только оленеводство, а когда открыли резиденцию Санта Клауса, создали инфраструктуру, туризм стал главной статьей дохода. Мы изучали и наш опыт – Магадана, Камчатки, внимательно следили за тем, как развивается проект «Великий Устюг – родина Деда Мороза»…
– Лет 20 назад Полюсом Холода в школьных учебниках значился Верхоянск. История с переносом его в Оймякон, Томтор не несла под собой никакого политического, экономического подтекста?
– Когда определялись с местом проведения фестиваля, может, и не было, но для нас экономический подтекст в этом деле есть. Потому что, до Оймякона добраться проще, чем до Верхоянска. А если бы и до Оймякона нельзя было добраться, мы построили бы Полюс Холода под Якутском (смеется). То есть даже если бы Полюса Холода в Якутии не было, его стоило бы придумать – таков экономический подтекст. Это важно и нужно для развития туризма.
Хотя у нас по этому поводу продолжаются и споры, и обиды. Я вот был в Верхоянске, на юбилее – 365 лет городу исполнилось, – встречался с местными жителями. Так меня упрекали и в нечестности, и в некомпетентности, говорили, что не знаю, что такое температура, как она правильно замеряется, какие погрешности приборов допустимы и т. д. Все выступавшие на торжественном вечере не упускали возможности съязвить: «А вот некоторые товарищи считают, что Полюс Холода находится не в Верхоянске!» Одна женщина этому все выступление посвятила, и только в конце поздравила присутствующих. Ни одного человека не встретил, который так или иначе не упрекнул бы меня в этом! Ну, я и не отрицаю, что в Верхоянске был также зафиксирован температурный рекорд. Но специально потом проанализировал сводки за последние четыре года: в Оймяконе зимы были холоднее. И, конечно, сейчас с экономической точки зрения, с точки зрения развития туризма проводить фестиваль лучше в Томторе и Оймяконе.
– Якутия была роскошно представлена на крупных туристских выставках этого года – MITT, MITF. Огромный стенд выделялся даже на фоне таких курортных грандов, как Таиланд или Турция. В этом несомненная заслуга вашего ведомства. Но на одной из прошлогодних встреч с участниками туристского рынка Якутии вы верно подметили, что «министерство бежит впереди паровоза», то есть уровень сервиса, туроператорских услуг пока далек от мировых стандартов. Удалось ли справиться с этой ситуацией?
– Я поначалу тоже опасался этих проблем. Но люди опытные сказали: не бойся. Сегодня предприниматели уже стали настолько ловкими, что перестраиваются мгновенно, был бы поток. Как только пойдет поток туристов, тут же на фоне конкуренции между гостиницами, турфирмами появятся качественные предложения. Пойдет поток – начнут менять бестолковый персонал на «ресепшенах», делать ремонты. Пойдет борьба за клиента. И практика показала, что так оно и случилось. Стоило чуть увеличиться потоку, и новые гостиницы уже строятся в Якутске, в Мирном, в Нерюнгри. Тут меня поразил на форуме предпринимателей глава Хангаласского улуса. Он говорит: «Мы приняли программу развития туризма – строительство кемпингов, гостиниц, точек общепита. Приезжайте, стройте, создадим все условия, землю дадим без проблем». Это впервые мы такое услышали: на уровне улуса самостоятельно уже принимают программы и начинают искать деньги!
– А каковы действительно условия? На какую помощь государства могут рассчитывать в Якутии те, кто решил инвестировать в развитие туризма?
– Помощь в подборе и выделении земель, в организации турбизнеса. Рекламная поддержка – на выставках, зарубежных презентациях. Кредитование – тоже нет проблем. Не нужно даже в банк обращаться. Фонд поддержки предпринимательства при министерстве может выделить до 3 миллионов под любой перспективный проект в области туризма. Вы «Даймонд парк» видели?
– Видели.
– Вот как раз на наши кредитные деньги он построен.
– Какие еще интересные проекты в области туризма будут развиваться в ближайшее время?
– Ямщицкая деревня в Хангаласском улусе строится. Там все будет, как на почтовых трактах XIX века. Потом, под Нерюнгри у нас есть знаменитый минеральный источник Нахот, там термальные озера – 50 градусов круглый год: залезай, купайся. Мамонтовые туры сейчас активно «раскручиваются»: туристов вывозят к обрывам, берегам, где обнажается порода, и становятся видны останки мамонтов. Это очень увлекательные туры, сопряженные с поиском, приключением. Некоторые турфирмы начинают предлагать туры за бриллиантами в Якутию – шопинг плюс экзотика. Можно посмотреть, как алмазы добываются в Мирном, что такое огранка, и выбрать понравившееся украшение. А золотодобывающие предприятия организовывают для туристов даже «золотую лихорадку». Можно самому попытаться намыть золота, почувствовать себя настоящим золотоискателем. И, если повезет, сдать намытое тут же предприятию за деньги, окупив таким образом свою поездку.
– А какие из проектов вы считаете наиболее перспективными?
– Конечно, очень перспективным проектом мы считаем Полюс Холода. Мы подписали договор с финским владельцем брэнда «Санта Клаус» об открытии в Томторе рядом с резиденцией Чысхаана «Посольства Санта Клауса». Это позволит детям из Японии, Китая, Кореи прилетать в гости к Санте не за 10–12, а за 3–3,5 часа. Дед Мороз из Великого Устюга тоже изъявил желание открыть свое представительство. Вот на последний фестиваль, в марте, приезжали дипломаты и предприниматели из Китая, Японии, Германии – интерес огромный, как со стороны государственных структур, так и со стороны тех, кто непосредственно занимается турбизнесом.
Второе направление, на которое мы возлагаем огромные надежды – ленские круизы. На этот сезон только немецкой фирмой «Олимпия Райзен» продано более 700 путевок, и в будущем году они рассчитывают продать не менее тысячи. Так что перспективы есть, и весьма неплохие.

Беседу вел Юрий Патрин

Print Friendly, PDF & Email

Last modified: 30.04.2012

Pin It on Pinterest