Экспедиция в молодость. Часть четвертая

Журналисты «Отдыха в России», туристы, рыбаки и охотники, прошли более двухсот километров по заповедной таежной речке Казым.

Маршрут  — от ненецкой деревни Нумто (сегодня – Природный парк «Нумто») до хантыйского поселка Юильск.  Практически первозданная дикая природа Западной Сибири. Мы соскучились по тайге! Захотелось испытать себя и 36 лет спустя, оставив теплые кабинеты редакции на Тверской, снова пройти маршрутом молодости, убедиться, что он нам по силам. Чтобы своими глазами увидеть, изменилось ли что-нибудь на этой заповедной земле? Остались ли в тайге глухари, а в реке рыба? Добралась ли до края оленеводов, охотников и рыбаков наша цивилизация?

О том, как начиналось наше путешествие, о гостеприимных местных жителях мы уже рассказывали в предыдущих главах, и даже  судовой журнал печатали. Но всему приходит свой срок. И наша поездка близка к завершению.

Конечная станция

Приехали

Что ищет турист, у которого кончились сигареты, и одиннадцать суток не было никакой связи с внешним миром? Правильно. Почту и магазин. Ну и с ночлегом хорошо бы определиться. Для этого нам надо было найти старосту поселка, Парасковью Константиновну Гарипову (Молданову), с которой еще в Белоярском аэропорту нас познакомила директор парка Нумто Людмила Матвеева.

Мой напарник, как апологет ЗОЖ, победивший пагубное пристрастие к сигарете, остался на берегу разбирать и сушить катамаран, я же,каюсь, как человек все еще никотинозависимый, отправился на поиски табачного зелья и связи с большой землей.

На разведку

Парасковьи, или как здесь все ее называют, Панны Константиновны,  дома не оказалось – уехала за ягодой. И тут же выяснилось, что без старосты не будет мне ни ни магазина, ни почты, ибо Константиновна многолика, вездесуща и весь мир в поселке крутится вокруг нее. Она и староста, и муниципальный депутат, и директор магазина, а также замещает начальника почты, которая в отпуске, и даже в некоторых ситуациях участкового инспектора. В общем, главная по всем вопросам.

Панна Константиновна. Связь по космосу

Впрочем, огорчался я недолго. Пропасть в северном поселке невозможно. Пачку сигарет мне подарили и до спутниковой связи МЧС дорогу показали.

К вечеру вернулась Панна Константиновна, и поселила нас в здании старой школы, из фундамента которой умилительно росла березка.

Юильский приют

А поскольку мы прошли маршрут по реке чуть быстрее, чем предполагалось,  то два дня мы просто гуляли по поселку и разговаривали с людьми.

Разница между Нумто и Юильском,  достаточно велика. Юильск не имеет статуса особо охраняемой природной территории, и пока не входит в сферу интересов газо- и нефтедобытчиков. Поэтому и жизнь здесь гораздо беднее, трудно найти работу. Молодежь, получив образование, старается перебраться поближе к цивилизации. Поселок пустеет.

Однако есть и другие примеры. Геннадий Павлович Сенгепов, индивидуальный предприниматель-оленевод, хотя и жалуется на непростую жизнь, и недостаток внимания со стороны государства, не сдается, не бросает хозяйство, оформил на себя еще один участок земли под строительство. Значит, надеется на перспективы.

С Геннадием Сенгеповым

Его брат, уже знакомый нам Евгений – охотник. Тоже строится. На сезон уходит в тайгу. Рыба и боровая дичь – для себя. Пушнина, сколько добудет –  живые деньги.

Евгений Сенгепов

Конец августа и сентябрь — это сезон ягод. Почти все трудоспособное население поселка — в лесу. Дикоросы — это деньги и, в первую очередь, расчеты за кредит. Продукты в магазине здесь многие забирают под запись в тетрадке, а списывают долг, сдавая ягоду. 70 рублей за килограмм брусники – закупочная цена. За день семья из трех человек может набрать 5-6 ведер. Женщины вне конкуренции.

В ожидании вертолета

Так и живут.

И все-таки, есть ресурс, который бы смог объединить два этих очень разных населенных пункта Белоярского района — Нумто (лесные ненцы) и Юильск (казымские ханты). Причем, не только объединить, но и дать реальные стимулы для развития. Разумеется, это Его Величество Туризм!Да-да! Ресурс, который пока не используется, или используется незначительно. Хотя в районе есть люди, которые понимают это, и готовы принимать участие в его реализации.

Директор парка «Нумто» Людмила Матвеева: «Мы очень хотим принимать гостей. У нас есть хороший потенциал для развития многих  видов туризма. Экологического и этнографического, экстремального и спортивного, охотничьего и рыболовного. Проблема в том, что далеко не все желающие оказаться в наших краях могут приехать, как минимум, на неделю, а лучше — на две. Уложиться в два-три дня, как нам иногда советуют, невозможно из-за специфической транспортной схемы, а заказывать специальные вертолетные рейсы будет просто невыгодно».

Рейсовый прилетел

С не меньшим энтузиазмом о туризме говорит староста поселка Юильск, Парасковья Гарипова: «Развитие туризма могло бы дать новую жизнь поселку. Со своей стороны мы тоже готовы к участию. У нас недалеко есть изумительные по красоте боры. С ягодниками, грибами. В надежде на перспективу, собираемся взять грант и построить там целый этногородок из национальных избушек со всей культурно-бытовой атрибутикой. Встретим гостей на оленьих упряжках. Все покажем, расскажем, накормим национальными кушаньями. И на оленях же отвезем к вертолету».

Готов это полностью подтвердить. Потому что весь маршрут, по которому прошли мы, по факту объединяет все, о чем говорили мои собеседницы. Экологическая и этнографическая составляющие – безусловны. Спортивная и экстремальная (сплав, преодоление завалов, пеший переход по тундре) также представлены в полной мере.

Немного сложнее с охотничье-рыболовным туризмом. Присутствие посторонних, как объяснила мне Любовь Малышкина, начальник управления экологической безопасности «Сургутнефтегаза», тем более, с охотничье-рыболовным снаряжением, на территории проживания коренных национальностей категорически не приветствуется.

Но при общей заинтересованности, полагаю, что и эту проблему можно разрешить. Дело в том, что когда маршрут только начинается, он захватывает очень незначительную часть заповедной территории (окрестности самого святого озера Нум-То), а основная его часть проходит в зоне разрешенного традиционного хозяйствования и природопользования. Рыбная ловля и охота, сбор грибов и ягод для личного потребления в процессе похода, естественно, в эти категории входят. Поэтому при должном регулировании, соблюдении сроков и правил, наличии соответствующих разрешений и, разумеется, при непосредственном участии: сопровождении, и контроле со стороны местных жителей – госинспекторов природного парка, этот вид туризма также может иметь право на существование.

В Москве сразу после приезда, я рассказывал о Нумто, коллегам по журналистскому цеху. Было интересно их мнение. Виктория Лукина, член Русского Географического Общества,член Оргкомитета Международного года языков коренных народов, объявленного ООН в 2019 году в России подтвердила огромный интерес людей творческих профессий к северным маршрутам. «Только в контакте с местным населением, при бережном отношении к их традициям, языкам и наследию, откроются все волшебства и загадки. Туристы смогут слиться с могучей силой тех земель, проникнуться магией движения зверей, птиц и рыб – вот в этом и будет заключаться тайна щедрого гостеприимства Севера и Сибири».В России еще очень много неизведанных мест, по которым хочется прокладывать туристические тропы.

Так что тема существует. И должна получить развитие.

До свидания, Север!

Подводим итог

Мы сделали это! 22 дня  на маршруте. 11 дней на воде. 50 часов чистого хода. Пройдено около 270 километров по реке.

Да, в стране еще сохранились места, где человек и природа  составляют единое целое.  Да, воздействие цивилизации, присутствие ее, так называемых, благ способно менять жизнь социума к лучшему, в нашем случае —  коренных малочисленных народов Севера, если сохраняются основополагающие принципы и традиции их существования.

Мы доказали на своем примере, что даже человек с весьма средним достатком, если у него есть большое желание, может позволить себе путешествие в достаточно отдаленные и не особенно обжитые уголки страны. Бюджет нашей поездки на двоих  даже с внеплановыми расходами составил около 70 тысяч рублей. Естественно при своем снаряжении, вооружении и снастях.

Но, главное, спустя 36 лет мы прошли маршрутом своей молодости — не самым простым, и увидели старых знакомых, почувствовали их тепло и силу, и прожили счастливые незабываемые дни в дикой  сибирской тайге.«От Казыма до Казыма… Вот так и прошла жизнь» — как-то за рюмкой чая у костра произнес мой друг. А может быть еще не прошла? Может быть впереди еще есть время? Река дождется.

А Тумаков, А Нурутдинов. 1982 г. Салют, Казым!

Почти не изменились…

Александр ТУКМАКОВ,

специальный корреспондент журнала «Отдых в России»

Фото автора и А. Александровского (1981-1982 г.г.)

Print Friendly, PDF & Email

Last modified:

Добавить комментарий

Pin It on Pinterest