Дракон, огонь и крупный огурец

Лучшие книги для подростков на каникулах

Кровь, яды и история криминалистики в интерактивном «Шерлоке Холмсе». Дети, которые довели учителя до Лапландии, в повести Тимо Парвелы. Профнепригодный король-интриган в книге Кристине Нёстлингер. Переписанная легенда о Георгии Победоносце. Книги по истории маяков и кораблестроения и повесть о «русских немцах» Ольги Колпаковой. Обзор книжных новинок для детей и подростков.

Артур Конан-Дойл «Приключения Шерлока Холмса» (перевод М. Чуковской, Н. Чуковского, Д. Лившиц, изд-во «Лабиринт-пресс») 6+

 План квартиры Холмса и Уотсона на Бейкер-стрит, возраст миссис Хадсон, прототип Шерлока Холмса, цитаты из дневников Конан-Дойла, яды и способы их определения, одежда и транспорт, экзотические животные в Лондоне, иерархия прислуги в состоятельном британском доме, теория френологии и почему она несостоятельна, баллистика, способы определения крови и, наконец, настоящая лупа и настоящая карта Лондона, на которой отмечены все места, упоминаемые в рассказах про Шерлока Холмса — и это еще далеко не полный перечень бонусов, которые редакторы издания подготовили для своих читателей. И пусть дети не удивляются, если вдруг ночами их родители будут пойманы за разворотом «Шерлока Холмса» — книга предназначена для широкого круга читателей.

Тимо Парвела «Элла в Лапландии» (перевод Е. Тиновицкой, иллюстрации С. Вилхарм, изд-во «Розовый жираф») 6+

 Когда бездетные взрослые читают книги Тимо Парвелы, им кажется, что это гротеск. Когда читают родители младших школьников — им кажется, что это их родительский чат. Когда читают дети — им кажется, что это самый настоящий реализм, потому что они вообще-то так живут. При этом все категории читателей разбирает хохот. И в этом нет ничего удивительного: ведь прежде чем начать писать книги, финн Тимо Парвела много лет работал школьным учителем, поэтому он знает, что такое дети (последнюю фразу можно было бы выделить капслоком).

Главный художественный прием (явно позаимствованный автором из жизни) книг Парвелы про Эллу и ее класс — недопонимание: дети интерпретируют рядовые события в конспирологическом ключе и действуют сообразно своему пониманию. В первой книге их учитель решил жениться, а они подумали, что он стал жертвой преступника. В «Элле в Лапландии», третьей книге серии, учитель с классом, вместо того, чтобы улететь на море, по ошибке улетает в Лапландию к своим родителям, а детям кажется, что отец учителя — Дед Мороз, который решил коварством превратить их всех в гномов. В финале ситуация всегда разъясняется, и все встает на свои места, но серия гомерически смешных комических ситуаций читателю обеспечена.

Кристине Нёстлингер «Долой огуречного короля» (перевод П. Френкеля, иллюстрации М. Скобелева, изд-во «Мелик-Пашаев») 6+

Для русского читателя австрийская писательница и художник Кристине Нёстлингер в первую очередь, конечно, автор многочисленных «Рассказов про Франца», хотя у нас выходил и один из самых известных ее текстов «Конрад — мальчик из консервной банки», и подростковые «Само собой и вообще» и «История одной семейки». Она пишет сказки и совершенно реалистичные тексты, но вне зависимости от степени «выдуманности» истории все ее произведения отличает тонкая наблюдательность над жизнью семьи и самоощущением ребенка в ней. И в «Огуречном короле» главное, разумеется, не в том, как ведет себя пупырчатый монарх (хотя там развивается целая интрига), а что в душе у каждого члена семьи от мала до велика происходит и как сделать так, чтобы всем было хорошо и все друг друга понимали и поддерживали.

Ульф Старк «Георгий и дракон» (перевод О. Мяэотс, иллюстрации Анны Хёглунд, изд-во «Белая ворона») 6+

Итак, юноша Георгий живет с отцом и двумя старшими братьями в Каппадокии. Днем они работают, вечерами играют, тренируются и соревнуются. Но Георгий — совсем не лучший воин и часто проигрывает братьям: то на зайца отвлечется, то пением птиц заслушается. Но так вышло, что именно Георгию отец дарит свой меч и доспехи. И дает совет: всегда и во всем слушать свое сердце. И хотя поначалу кажется, что ничего хорошего сердце Георгию не насоветовало, в результате именно любовь к ближнему позволит юноше победить дракона и сделать счастливыми близких.

Ульф Старк привнес с сюжет канонического жития святого немало авторских деталей, но не изменил и даже усилил главное, наиболее точно соответствующее духу христианства: любовь как чудо.

Роман Беляев «Как работает маяк?» (изд-во «Самокат») 0+

Это не значит, что вовсе невозможно: Ольга Громова в повести «Сахарный ребенок», вышедшей в том же издательстве «КомпасГид» несколько лет назад, прекрасно справилась с тремя задачами сразу: рассказала историю жизни реального человека, чей отец был репрессирован, а она, пятилетняя девочка, и ее мать были отправлены в лагерь для членов семьи изменников родины; достоверно описала жизнь в лагерях и создала художественное произведение, имеющее все права называться высокой литературой.

Примерно те же задачи ставила перед собой Ольга Колпакова, автор «Полынной елки». Исходная ситуация напоминает «Сахарного ребенка», с той только разницей, что ее герои — «русские немцы», сосланные во время Великой Отечественной войны в Сибирь. У автора на руках был примерно тот же материал, что и у Ольги Громовой: биографии героев, которые были в войну детьми. Собственно, от лица одного из них, девочки Марийхе, и ведется повествование. И если две первые задачи (биографическую и историческую) книга решает, то с литературной все оказалось сложнее: текст рассыпается на разрозненные факты, картинки, сценки, описанные скованным языком и не связанные между собой ничем, кроме фигуры рассказчика и хронологии повествования. Поэтому лучше подходить к ней как к книге воспоминаний: личные свидетельства современников эпохи ценны сами по себе теми сведениями, которые в них содержатся, и не обязаны отличаться художественными достоинствами.

lenta.ru

Читай журнал

Скачай №92 сентябрь-ноябрь PDF

Заказать журнал онлайн

Внимание!
Теперь вы можете заказать журнал по почте!
X

Pin It on Pinterest

X