Директор Музея космонавтики о стоимости раритетов

Директор крупнейшего российского Музея космонавтики Наталья Артюхина рассказала RNS об экономике музейного дела, стоимости билетов и стоимости российских космических раритетов.

Сколько всего артефактов хранится в музее?

На сегодняшний момент это 96 тысяч 187 единиц хранения. Эта цифра «живая», меняется чуть ли не каждый день. Поскольку пополнение фондов идет постоянно.

Что-нибудь из экспонатов пропадало?

100 тысяч единиц хранения — это посильная цифра для того, чтобы вести тотальный учет. У нас нет и не было утрат никогда.

Как пополняются фонды?

Стоимость космических реликвий настолько высока, что основная масса новых вещей — примерно две трети пополнения — мы получаем в виде дарения. То есть семьи космонавтов, а также ракетно-космические предприятия передают нам в дар личные вещи людей, которые остались в истории нашей космонавтики, подлинные документы, образцы техники. Частично идет закупка. Помимо фондов космической техники или документального фонда, у нас есть фонд живописи и графики. Закупаем работы современных художников или художников ХХ века, начиная от интуитивистов объединения «Амаравелла» и до современных мастеров. Естественно, если принимается решение о их необходимости для пополнения фондов музея. Средства на это выделяет департамент культуры города Москвы.

Оценивали, сколько могут стоить ваши музейные фонды?

Нет, таких оценок мы не проводили. Сама по себе экспертиза — это достаточно серьезная, дорогостоящая вещь. Все экспонаты находятся в собственности Российской Федерации и правительства Москвы. Они все учтены, описаны и т.д. У нас жесточайший учет, соответствующий всем канонам и инструкциям. Периодически мы передаем наши экспонаты на выставки, в том числе за рубеж. При этом заключается договор страхования. Вот тогда экспонаты действительно оцениваются экспертными организациями, потому что это необходимо.

 Естественно, мы имеем представление о стоимости своих экспонатов. Внимательно следим, например, за ценами на аналогичные раритеты, представленные на международных аукционах, в том числе Sotheby’s. Так, несколько лет назад на Sotheby’s была продана спускаемая капсула космического корабля, на котором летал в космос манекен «Иван Иваныч» и собака Звездочка. Он был выставлен по цене примерно $1,5 млн. Его, кстати, приобрел тогда для Российской Федерации анонимный меценат. Не так давно Sotheby’s выставил на торги спускаемый аппарат по цене уже в $2,5 млн. Могу сказать, что в нашем музее несколько десятков таких спускаемых капсул, многие из которых побывали в космосе.

У нас есть совершенно уникальные экспонаты. Например, подлинные чучела побывавших в космосе до человека собак Белки и Стрелки, а также спускаемая капсула, на которой они вернулись на землю, их подлинные скафандры. Такие раритеты очень сложно оценить. Они существуют в единственном экземпляре, и каждый олицетворяет важнейший этап освоения космоса. Их можно было бы оценить, выставив на аукцион. Но, естественно, их никто не собирается продавать. Нет никакого смысла. Они бесценны.

Ваши экспонаты часто отправляются на зарубежные выставки?

У нас выезжали экспонаты в Лондон на выставку в 2016 году. Эксперты, кстати, тогда оценили нашу коллекцию при страховании рисков на сумму примерно в $1 млн.

Как находите партнеров для организации выездных выставок?

Музей сам этим не занимается. Для этого в Российской Федерация была создана специальная организация — Государственный музейно-выставочный центр РОСИЗО. Учредителем центра является Министерство культуры России. Международные выставочные проекты идут через эту организацию. Она же подбирает партнеров, обеспечивают сохранность экспонатов. В соответствии с действующим законодательством при вывозе за рубеж исторических реликвий РОСИЗО получает государственные гарантии их возврата.

В этом году будете отправлять за рубеж экспонаты?

В этом году часть наших экспонатов уже уехала в Лондона, на выставку, посвященную первой женщине-космонавту Валентине Терешковой. В основном это подлинные документы.

Как вообще строится экономика музея космонавтики?

Честно сказать, я не слышала, чтобы крупные музеи были прибыльные. Ни в Российской Федерации, ни за рубежом.

Наш музей финансируется департаментом культуры города Москвы. Государство финансирует музей в достаточной степени, что позволяет содержать его на высоком научном и художественном уровне.

Цену на билеты не планируете повышать?

Стоимость билетов у нас, считаю, абсолютно адекватная общей экономической ситуации. Стоимость детского билета — 50 рублей. Столько же для пенсионеров. Это, между прочим, стоимость одной поездки в метро. Цена взрослого билета — 250 рублей. Студенты, по крайней мере на сегодняшний день, проходят бесплатно. Естественно, действуют все льготы, которые определены законодательством для ветеранов и других социальных категорий.

Наша задача главная — это просвещать. Поэтому баланс предложения и стоимости услуги должен очень сильно быть соблюден.

Зарплата позволяет иметь сотрудников нужной квалификации?

Средняя заработная плата наших сотрудников определяется федеральной «дорожной картой» в отношении музейных работников. На 2017 год для работников культуры города Москвы она определена на уровне 56 тыс. 300 рублей в месяц. Это достойная зарплата. И, в принципе, у нас подобрана хорошая команда, которая обеспечивает активное функционирование музея.

Штат большой?

Сотрудников у нас сейчас примерно 170 человек на две площадки. Одна — так называемый «музей под ракетой» — размещается в основании известной на весь мир стелы со стартующей ракетой наверху. Символ советских космических побед 60-х годов. Вторая площадка — мемориальный музей-квартира Сергея Павловича Королева в Городке космонавтов на Останкинской улице. Планов расширяться нет.

Какие меры по поддержке культуры, музейного дела считаете нужными?

Мы, повторюсь, музей столичный, подчиняемся департаменту культуры правительства Москвы. И департамент делает достаточно много с точки зрения финансирования, и с точки зрения поддержки при проведении мероприятий на базе музея. Идет навстречу при рассмотрении вопросов о закупке новых экспонатов. Организует эту работу. Как говорится, грех жаловаться.

Что касается новых законодательных инициатив, то, мне кажется, обсуждаемый закон о меценатстве, безусловно, необходим. Было бы очень здорово, если бы закон создавал благоприятные условия для наших сограждан, которые имеют достаточные суммы для того, чтобы оставить добрый след для потомков, передав в музей дорогостоящие экспонаты. Безусловно, это тоже должно быть закреплено на законодательном уровне.

Для нас это особенно актуально, так как у нас необычный музей, у нас большое количество дарителей. Даже без закона о меценатстве. Ежегодно мы устраиваем День дарителя. Чествуем своих партнеров, которые внесли наиболее существенный вклад в пополнение фондов нашего музея. Никаких бы денег не хватило, чтобы выкупить такие уникальные вещи, которые нам дарят.

Сейчас, например, семья космонавта Комарова, погибшего в 1967 году, передала нам просто уникальные реликвии. Вдова Виктора Пацаева — летчика-космонавта, который погиб вместе с Георгием Добровольским и Владиславом Волковым на корабле «Союз» в 1971 году, — подарила музею фотоаппарат, который был на орбите и вернулся на землю вместе с погибшими космонавтами. В свое время этот аппарат передали вдове, а она отдала нам. Сейчас он демонстрируется в той части музейной экспозиции, которая рассказывает о том, что в космической летописи были не только громкие победы, но и, к огромному сожалению, неудачи, трагедии. Как вы думаете, имеют цену подобные вещи? По-моему, они бесценные.

Сколько посетителей в год бывает в музее?

В последние годы мы ощущаем всплеск интереса к космонавтике и к нашему музею. Наша задача — профессионально удовлетворить этот интерес, сделать так, чтобы посетителю было у нас комфортно и интересно. Чтобы экспозиция была насыщена раритетными образцами, была современной, живой. С другой стороны, мы понимаем, что важно насытить музейную жизнь привлекательными мероприятиями.

Считаю, нам удалось добиться, чтобы сюда приходили известные люди, которые от первого лица могли бы рассказать об исторических событиях, участниками и свидетелями которых они были. О своем опыте, ощущениях. Музей космонавтики уникален тем, что наш посетитель может встретиться в музее с космонавтами, конструкторами космической и ракетной техники, учеными. Пообщаться с ними, задать вопросы.

Это большая организаторская работа. Наши сотрудники в постоянном контакте с этими людьми. Мы знаем всех космонавтов, практически со всеми на связи. Музей космонавтики, считаю, должен стать для космонавтов своеобразным клубом, в который они могут прийти, как к себе домой. Для общения с друзьями, коллегами, общения с посетителями. И мы эту работу проводим.

Результат есть?

Судите сами. За весь 2014 год, когда я пришла сюда, музей посетили 336 тысяч человек. В 2016 году посетителей было уже 510 тысяч.

Из полумиллиона посетителей — 95 тысяч школьников, 23 тысячи студентов, 57 тысяч иностранных граждан. Причем иностранцы практически из всех регионов мира: Азии, Северной и Южной Америки, Европы. Чуть меньше посетителей из Африки. Мы объясняем это невысоким жизненным уровнем в африканских странах и, соответственно, неразвитым туризмом. Посетителей из арабских стран тоже не так много. Наверное, в силу того, что обстановка в большинстве этих стран не располагает к туризму.

А сколько мероприятий проводите?

В 2016 году у нас прошло более 400 различных мероприятий. То есть бывает по несколько в день. Например, в апреле, перед Днем космонавтики, все желающие могли у нас в музее увидеть кубок имени Гагарина, который вручается команде-победительнице известного хоккейного турнира. Два дня кубок стоял в центральном зале. Все могли его видеть, фотографироваться. Из музея мы проводили кубок в Магнитогорск, на финал этого турнира. Присутствовали выдающиеся хоккеисты, вице-президент Континентальной хоккейной лиги. А вечером того же дня у нас был творческий вечер режиссера Тимура Бекмамбетова, представившего фильм «Время первых» о подвиге космонавта Алексея Леонова. На другой день в музее прошло гашение памятной космической марки, и состоялась премьера документального фильма о том, как снималась кинолента «Время первых».

Мероприятия, как видите, совершенно разные. Ориентированы на разных посетителей. Начиная от приема присяги кадетами и заканчивая научными «круглыми столами», посвященным различным аспектам развития ракетно-космической отрасли, в том числе созданию новых кораблей, медико-биологическим экспериментам.

У нас действуют два лектория. Каждый рассчитан на свою аудиторию. Один носит академический характер. Он проводится совместно с журналом «Знания — сила». Приходят выдающиеся современные ученые и научным языком для своей аудитории рассказывают об актуальных проблемах космической науки.

В то же время у нас есть лекторий, который называется «Космос без формул», который ведет очень известный блогер Виталий Смирнов. Его ник — «Зеленый кот». Он, как правило, приглашает известных людей. И это уже более популяризаторское, просветительское мероприятие. На нем можно задать любой вопрос и получить ответы в доступной для понимания обычного человека форме.

С какими музеями сотрудничаете?

Мы работаем со многими музеями. Например, с Самарским космическим, Калужским, где сейчас идет большая реконструкция. Работаем вместе с Музеем ракетно-космической техники имени Глушко, который расположен в Равелине Петропавловской крепости в Санкт-Петербурге. Сотрудничаем с Саратовским государственным музеем. Огромная наша выставка сейчас развернута в Музее Мирового океана в Калининграде.

Сотрудничество идет по линии обмена фондами, организации выставок. Раз или два в год наш музей реализует специальный проект — так называемые планшетные выставки, посвященные основным датам отечественной и мировой космонавтики. Например, в прошлом году на базе наших уникальных экспонатов была подготовлена планшетная выставка в честь 55-летия полета Юрия Гагарина. В этом году наши сотрудники готовят комплекты типовых стендов, посвященных 80-летию Валентины Терешковой и 60-летию полета первого спутника. Электронная версия этих планшетов вывешивается на сайте музея в общем доступе. Любая организация, даже самый маленький музей, который не располагает богатыми фондами и большими средствами, в любом уголке страны, может взять эти электронные макеты, распечатать и оформить готовую выставку у себя.

В результате любой интересующийся космонавтикой человек может познакомиться с нашими реликвиями, в том числе уникальными письмами, документами. И для этого ему не надо ехать в Москву. Практикуем эти передвижные выставки уже три года. Это направление работы очень востребовано.

Очень плотно взаимодействуем с «Роскосмосом», Центром управления полетами, Центром подготовки космонавтов. В Звездном городке, где размещается Центр подготовки космонавтов, кстати, есть свой музей. Там целый образовательный комплекс. Часто посетители приезжают к нам, а потом едут в Звездный городок. То есть получаются объединенные экскурсии по космической теме.

Как вы относитесь к появлению таких фильмов, как «Время первых»?

Достойный фильм. У нас, к сожалению, не так много достойных, в моем представлении, фильмов. Нужно с чего-то начинать. Нужно как-то отрывать юное поколение от того наносного, что накопилось в нашей жизни с 90-х годов. Мы достаточно открытая страна. И часто то, что у нас есть очень важного, очень достойного, мы почему-то начинаем принижать. Идет время, и мы видим, что все-таки интерес к существенным вещам увеличивается. И это просто прекрасно.

К нам часто приходит Алексей Архипович Леонов, подвигу которого посвящен фильм «Время первых». Он был консультантом этого фильма, и, думаю, от этого фильм только выиграл, особенно в плане достоверности, убедительности.

Становится понятно простым людям, почему все же космонавтам присваивают звание Героя Российской Федерации, в чем их героизм.

Сейчас многие воспринимают космонавтику как туризм. Мол, прокатился туда-обратно. Словно это полет на самолете. А это совсем другое — по степени риска, опасности. И люди, хорошо понимая всю степень риска, все же шли и идут на это совершенно сознательно, чтобы двигать человечество вперед. В этом их героизм.

Какие экспозиции подготовит музей в 2017 году?

У нас есть планы по подготовке экспозиций вместе с госпредприятием «Космическая связь», НПО имени Лавочкина. Недавно открылась выставка, посвященная космической медицине. Мы над ней работали вместе с Институтом медико-биологических проблем Российской академии наук. Тема: что дала космическая медицина человеку на Земле, как помогала развивать наше здравоохранение.

Такие серьезные выставки идут примерно полгода. Невозможно сделать существенную выставку, с экспонатами, художественным оформлением, научной проработкой, за месяц-два. Это длительный процесс, поэтому существенная выставка идет примерно 5–6 месяцев.

В мае открыли очень интересную выставку «Космическая матрешка». Мы ее организуем совместно с Самарским космическим музеем. Там есть, например, матрешка-корабль «Восток». Декоративно-прикладная, но очень необычная.

Спада интереса к музею не ожидается?

Надеюсь, что нет. Тем более видим, что к нам приходит все больше молодежи, много детей. Естественно, большой интерес со стороны иностранцев, много американцев, китайцев и европейцев.

Только кажется, что наш музей про историю. История космонавтики пишется каждый день. Вот вернулась очередная экспедиция с МКС, и они уже часть истории. А им на смену идут следующие. Ничего не прерывается. И получается, что наш музей хоть и рассказывает об истории космонавтики, но вместе с ней он обращен в будущее. Он о будущем.

Источник: rns.online

Print Friendly

Читай журнал

Скачай №96 сентябрь-ноябрь PDF

Заказать журнал онлайн

Внимание!
Теперь вы можете заказать журнал по почте!
X

Pin It on Pinterest

X