Чудеса под Казанью

— Люди, которые только слышали про наш монастырь, часто спрашивают меня про лягушек на озере, – рассказывает отец Всеволод. – Мол, правда ли, что они у вас заговоренные – не квакают? Я отвечаю: правда, конечно, но разве в этом дело? В обители много удивительного и чудесного… Но стоит человеку самому побывать здесь, он уже на всякие мелочи не отвлекается, постигает настоящее чудо, начинает о душе думать.

Слова архимандрита Всеволода я проверил лично. Лягушки, которых здесь много, действительно молчат – и это, по преданию, с тех пор, как один из старцев в XVII веке запретил им отвлекать монахов от молитв. Но чтобы почувствовать присутствие подлинного чуда, надо действительно приехать сюда.

Раифа – лесной поселок на берегу живописного озера в 30 км от Казани. Здесь находится Раифский Богородицкий монастырь. Но название обитель получила вовсе не от поселка и одноименного озера, а наоборот – озеро и вся здешняя местность стали называться по имени монастыря. Он был основан еще в 1613 г. монахом Филаретом, который приехал сюда из московского Чудова монастыря. Случилось так, что первый каменный храм в обители освящался в день, когда в святцах поминается так называемое двукратное избиение преподобных отцов в Синае и Раифе, случившееся в IV веке.

История повторилась. После революции в монастырь ворвался вооруженный отряд красноармейцев, которые стали избивать монахов, разорять алтарь, взламывать хранилища с драгоценными реликвиями. Монахи ударили в набат. Из окрестных деревень сбежались крестьяне на защиту монастыря – и расправились с отрядом. Потом с ними жестоко расправилась советская власть. Монахов расстреливали прямо у храма. Теперь все рядом – неподалеку от монастырских ворот памятник с пятиконечной звездой погибшим красным бойцам. А в самом старом храме обители есть икона здешних новомучеников: отца Сергия и других монахов, погибших за веру, вместе с ними здесь почитают и нескольких местных крестьян. Только одним – икона, другим – звезда.
Возрождаться монастырь начал 15 лет назад, когда сюда пришел молодой монах Всеволод, а с ним два послушника. Поднимали обитель из полной разрухи и запустения. И сразу же, по словам отца Всеволода, ощущали присутствие чудес, которых потом здесь происходило нескончаемо.
– Только задумались мы, – вспоминает он, – как и чем зацементировать подъезды к храмам, тут же из лесу появляется машина с грузом. Слышали, мол, у вас стройка начинается – можем цементом помочь, денег не надо. Кто такие, откуда – не знаем. Так и пошло.
Так до сих пор и идет. Стоит увидеть человеку обитель своими глазами, он уже душой к ней прирастает. Обязательно еще раз вернется и чем-нибудь да поможет. Кроме десятков тысяч паломников, которые разом собираются здесь по церковным праздникам, в последние годы тут перебывало и не по одному разу такое количество звезд политики и культуры, что диву даешься. Ирина Архипова, Александр Калягин, Ольга Остроумова, Валентин Гафт, Олег Газманов, Василий Лановой, Алексей Кудрин, Геннадий Селезнев, Иосиф Кобзон и Элла Памфилова… Кто-то из них здесь крестился, кто-то венчался, многие называют себя духовными детьми Раифы. И помогают.
Особенно после того, как увидят здешних детей. В монастыре сам собой образовался детский приют. Первым был неведомо как забредший сюда мальчуган, который заявил: «Если прогоните – вообще жить на свете не буду». Остался. Когда сумели получить от властей разрешение, появился второй. Теперь их здесь около двадцати – возрастом от 7 до 17 лет. Почти у каждого из ребят жуткая жизненная история. У одного на глазах зарезали отца, а самого так избили, что он полностью оглох на одно ухо. Другого облили бензином и подожгли. Третьего держали в картонной коробке на лестничной клетке и кормили раз в день, как щенка. Здесь все они ожили и расцвели. Когда слушаешь их пение – прямо ангелы во плоти.
– Даже Чубайс, как послушал, весь в лице переменился, – говорит отец Всеволод. – Потом спрашивает: а о чем вы, ребята, мечтаете? Саша ему: да вот, мол, видел по телевизору Диснейленд, туда бы попасть, но это вряд ли когда получится. Чубайс уехал, а через неделю звонит: готовьте на ребят документы – поедут в Париж, в Диснейленд. И, вправду, поехали.
Потом отец Всеволод говорил им:
– Запомните, ребята, эти дни, не у каждого вашего сверстника бывает Париж.
– Запомним, – сказал Максим, – но только лучше бы у меня в жизни не было Парижа, а была мама.

А вот Алексей Кудрин определил двух воспитанников монастыря в банковскую школу. Георгий Боос подарил обители машину. Александр Починок вкладывает личные сбережения в росписи храма. А Ольга Остроумова привезла в подарок вышитые ее мамой воздухи – особые покрывала для богослужений. Из своего личного фонда выделил средства на пять крестов для главного храма президент Татарстана Минтимер Шаймиев. А первыми, кто помог деньгами обители, были местные мусульмане.

И хотя есть здесь и чудотворные иконы, и случаи исцеления от неизлечимых болезней, удивительных спасений от верной смерти, все-таки люди, их взаимоотношения, их души – главное чудо монастыря. Чтобы убедиться в этом, достаточно хотя бы подойти к 85-летней матушке Софии, которая от зари до зари в монастырском цветнике ухаживает за клумбами. У нее героическое фронтовое прошлое – была стрелком-радистом, летала на самолетах, ходила с рацией на передовую, получала ранения и награды, трудилась на крупных предприятиях, а теперь – монахиня и цветовод от Бога. Ее клумбы – настоящие произведения искусства и привлекают паломников не меньше, чем здешние чудесные фрески и живоносный источник.
Отец Кирилл тоже пришел в Раифу после боевой жизни, но уже в наше время. Он был спецназовцем, участником событий во многих горячих точках. Но Бог позвал этого красивого статного человека к себе. А уже из Раифского монастыря он отправился, по благословению архимандрита Всеволода, поднимать неподалеку другой старинный монастырь – на острове Свияжск. Это еще одно здешнее чудо.

До неправдоподобия живописен этот остров при слиянии Свияги и Волги. От Казани летом сюда хорошо добираться на прогулочных катерах. Но и зимой туристов много – рядом прекрасный горнолыжный центр. На острове когда-то было сразу два монастыря – мужской и женский. Храмы старинные. Один из них освящал сам патриарх Гермоген. Впрочем, основан Успенский Свияжский монастырь еще раньше – в 1555 году. Роспись его своим великолепием не уступает кремлевским соборам Москвы. Есть тут уникальные фрески. Например, изображение святого Христофора с головой зверя – такой в России больше нет нигде. Или – прижизненная фреска царя Ивана Грозного.
– Было тут и совсем другого рода уникальное «творение», – говорит игумен Кирилл, – но, слава богу, не сохранилось. После того как в 1918 году здесь расстреляли настоятеля обители епископа Амвросия, в центре Свияжска поставили памятник Иуде Искариоту. Это была инициатива Льва Троцкого, он лично приехал и на открытие памятника. Сначала хотели поставить на пьедестал сатану, но поскольку таким образом пришлось бы косвенно подтвердить идею существования Бога, поставили Иуду как «первого революционера».
Потом на острове были ГУЛАГ, колония, психбольница. А теперь опять звонят колокола. Ожили чудесным образом сохранившиеся фрески. Ловят рыбу монахи. Приезжают паломники. И каждый обязательно встречается с чудом.

Валерий Коновалов

Print Friendly

Читай журнал

Скачай №96 сентябрь-ноябрь PDF

Заказать журнал онлайн

Внимание!
Теперь вы можете заказать журнал по почте!
X

Pin It on Pinterest

X