Четверо в лодке

Елена и Василий Суриковы живут на яхте уже три года. Их можно было бы назвать романтиками, бегущими от реальной жизни ради приключений, если бы не одно «но»… у них двое маленьких детей, которые делят с ними каюту и их образ жизни

Познакомились мы с Еленой Суриковой через социальные сети. Она сразу откликнулась на мою просьбу и с радостью поделилась своей историей и особенностями жизни на яхте.

– Елена, как вы встретились со своим будущим мужем?

– Мы работали в одном офисе в Москве. Я приехала из Севастополя, а Василий – из Молдавии. Ему все нравилось в столице, а мне было тесно и шумно. Жажда увидеть новые места не давала спокойно сидеть на месте. Поэтому я ушла на фриланс и стала путешествовать по разным городам: Киев, Питер, Сочи…

Направляемся в Торевьеху – через две недели нам уже рожать.

Как-то мне пришло сообщение от старого знакомого: «Ты не хочешь поехать в тундру, покататься зимой на кайтах?» Это был Василий. Так мы оказались за полярным кругом – в Териберке, куда мы поехали друзьями, а вернулись командой с одними целями и огромным запалом. Годом позже мы приехали сюда и задержались на шесть месяцев. Териберка открылась для нас с новой стороны: мы занимались фридайвингом, охотились на камчатского краба, промышляли диким зверем, пробовали оленину и дикую семгу. Влюблялись в лакомства Севера и просто влюблялись в Север. Нас тянет туда очень сильно, и мы мечтаем дойти туда на своей яхте и увидеть снова ребят, с которыми в то время только делились мечтой о море.

Три с половиной года назад у нас родился сын Филипп, а еще через два года – дочь Оливия. Когда она родилась, мы уже были настоящими «морскими волками», испытанными длительными океанскими переходами и якорными стоянками.

Филиппу жутко интересно, как работают механизмы и чинятся вещи.

– Как давно вы живете на судне?

– На яхту мы переехали в 2016 году. По правде говоря, идея переехать на яхту – моя. Вася даже не знал, будет его укачивать или нет. Мы много проехали на машине, и волокита с таможнями и документами нас очень утомляла. Я ему сказала: «Поверь мне, будет круто!» И он поверил. С тех пор на сушу мы совсем не хотим возвращаться.

Перед покупкой у нас было полтора года поиска информации – ее в интернете на русском языке практически не было, помогали только англо- язычные сайты. В 2014 году русских семей, живущих на яхтах, мы знали только две. За четыре года нас стало около десяти – не так много по сравнению с сотнями тысяч французов, немцев, голландцев, американцев… Окончательно решиться нам помогла русская семья яхтсменов из Севастополя. «Не парьтесь, все намного проще», – сказали они нам. Через три дня у нас уже был список из 150 яхт в 11 странах на севере Европы. Мы заехали попрощаться к родителям и с трехмесячным Филиппом укатили сначала в Черногорию, а оттуда в Нидерланды, смотреть первые яхты.

Кэп делает тонкую настройку парусов. Он – самоучка и всегда старается придать парусам идеальную форму.

– Сколько стоит ваша яхта?

– Около 9900 евро (по нынешнему курсу около 730 тысяч рублей). Это была пятая яхта, которую мы посмотрели, и стояла она в огромной марине немецкого города Киль.

Мы совершенно случайно заскочили сюда, наш путь лежал в Швецию, где очень много крепких и дешевых яхт. Там можно и за 3000 евро найти отличные лодки. Едва ступив на борт и проведя на яхте 10 минут, мы поняли – она наша! Она была в идеальном состоянии. За ней смотрела семья немцев уже 20 лет, а это сразу чувствуется. Даже самые незаметные детали были сохранены.

Заходим в спокойный порт после долгого и сильно ветреного зимнего перехода у Эстепоны, Испания. Мы идем к Гибралтару, чтобы уйти в Атлантику.

Мы приняли решение незамедлительно – берем! Ударили по рукам и в тот же вечер переехали на воду из автомобиля, на котором проехали пол-Европы. После автомобиля яхта нам показалась роскошной и огромной! Это сейчас она для нас уже мала – нас все-таки четверо, и каждому нужно персональное пространство. Ведь яхта – это наш офис, мы тут снимаем и монтируем ролики, пишем книгу, работаем над своим морским стартапом.

В планах – дойти до Туниса, завершить конструкторские работы, которые мы оттачиваем на этой яхте, продать ее и пересесть на более просторную. В идеале – на катамаран. Я, например, мечтаю о катамаране марки Outremer.

– Живете ли вы на суше?

– Круглый год мы проводим на яхте. Последние полтора года пошли еще дальше – мы не стоим в портах, а все время живем на якоре. Эту зиму провели на якоре на Майорке.

Хенингсваер, Лофотены, Норвегия. Целый месяц мы прожили в этой деревушке, мечтая уйти в плавание.

Было холодно, много штормов, экстремально, но крайне продуктивно. Мы многое опробовали, окончательно поверили в свой якорь. В сильнейший шторм вблизи Майорки в октябре 2018 года, когда на берег выбросило много больших яхт, мы устояли, даже после того как на нашу 4-тонную 10-метровую яхту навалило 30-тонного великана и он болтался на нашем якоре, пока мы не освободили его.

– Как строится ваш день? 

– Мы любим поспать и просыпаемся, когда все карапузы уже поднялись. Обычно это 9–10 утра. Затем приятно выбежать на палубу, прыгнуть в воду и поплавать в нашем персональном аквариуме – под яхтой всегда есть стайки рыб, которых Филипп любит подкормить. Потом завтрак, уборка и организация детского пространства, чтобы детям было чем себя занять. Иногда мы устраиваем веревочный городок, бассейн. Один из нас остается заниматься с детьми, готовит еду или что-то делает на лодке.

Уже даже не помню, когда мы заводили будильник. А вот проснуться от изменения направления ветра или от плеска волны – это запросто

Мы всегда работаем в паре: отличная и слаженная команда. Мы не отдаем друг другу приказов – мы четко знаем, что и когда надо делать.

Другой в это время занимается работой на компьютере, если нам нужно пополнить бюджет, или выполняет трудную и важную работу: сделать сервис двигателя, почистить корпус яхты под водой – он время от времени зарастает водорослями. Василий у нас конструктор-изобретатель, он может сконструировать все что угодно, а еще отлично умеет варить аргоном прямо на воде – это редкое и крайне нужное умение, в каждом порту нас просят помочь со сваркой. Обедаем, когда захочется. Много плаваем, обязательно отдыхаем днем. С карапузами занимаемся по очереди и часто сменяем друг друга – они у нас очень энергичные. Вечером, если есть желание, – высадка на берег, прогулки и экскурсии, поход в магазин или на детскую площадку. Потом все вместе готовим ужин и отдыхаем на палубе, смотрим на закат и строим планы на следующий день.

На якорных стоянках у нас нет жесткого графика по часам, мы привыкли прислушиваться к своим ритмам, но дальние переходы могут все изменить, сбить время сна и приема пищи. Это относится в основном к переходам в суровую зимнюю погоду. Тогда мы подолгу отсыпаемся и восполняем утраченную энергию.

24 часа в сутки мы проводим вместе: играя, работая и отдыхая.

Во время перехода распорядок очень жесткий: один из нас стоит на вахте (обычно 3–4 часа), затем мы сменяемся. Другой в это время готовит еду, развлекает детей и помогает в навигации, если есть необходимость. Приемы пищи в переходах скромные – сыр, колбасы, оливки, минералка, холодные супы – так меньше укачивает и не возникает тяжести и желания полежать.

Будильник… Даже не помню, когда мы его заводили последний раз. А вот проснуться от изменения направления ветра или от того, что волна плеснула с другой стороны корпуса лодки, – это запросто. Бабушки у нас на яхте еще нет, но она обещала приехать и помочь с детьми, как только мы пересядем на катамаран и у нее будет своя каюта.

– Чем вы зарабатываете на жизнь?

– Раньше мы зарабатывали фрилансом: я – дизайнер, Василий – программист. Но сейчас с двумя детьми все сложнее работать удаленно. Мы берем проекты, когда есть крайняя необходимость. В основном нам помогает Patreon. Это международная платформа, где люди помогают другим творческим личностям заниматься делом, которое им нравится. Например, мы снимаем и публикуем видео о наших путешествиях, обучающие ролики и много другой полезной информации о жизни на яхте.

Лодка будто специально создана, чтобы что-то покрутить, постучать…

Последние полтора года мы разрабатывали свой онлайн-проект для яхтсменов. Это международный сервис «Калькулятор стоянок и сервисов в маринах по всей Европе». Сейчас калькулятор уже отлично работает для Испании. Мы рассчитываем для каждой конкретной лодки транзитные стоянки, долгосрочные скидки, через нас можно найти самые дешевые марины, чтобы поднять яхту на сушу. В перспективе наш проект масштабируется на все страны. Сейчас у нас уже 7000 марин и портов по всей Европе. Из всех аналогичных сервисов наш калькулятор самый точный, у нас больше всего марин с опубликованными ценами. Осталось только заявить о себе и развиваться дальше по плану. 

Также мы часто публикуемся в журналах, у которых бывают солидные гонорары, – это для нас было приятным открытием. Таких ресурсов очень много – нужно только обратиться и предложить интересный материал.

Раньше наш бюджет на месяц был 250 евро. Сейчас мы уже немного расслабились и позволяем себе делать покупки подороже. Но тем не менее жизнь на яхте подразумевает постоянную экономию. Никогда не знаешь, когда тебе придется потратиться на оборудование, которое вдруг пришло в негодность.

С флорой и фауной мы знакомимся вживую, как и с географией и всеми естественными науками. Как увлекательно наблюдать чудеса, стоя напротив, а не из книжки! Эстепона, Испания.

– В каком городе, стране вы живете?

– Мы проехали более 40 стран. Сейчас мы стоим возле Испании, в Розесе. Испания нам очень нравится. Здесь нет суеты, на улицах чисто, все люди улыбчивы и доброжелательны. К тому же здесь безумно вкусная еда – дети обожают хамон, оливки, гаспачо… А я схожу с ума по сырам! Хотя пара недель, что мы провели во Франции этим летом, доказали мне, что такого обилия сыров, как во Франции, больше нет нигде.

– В чем главная особенность жизни на яхте?

– Когда я говорю: «Мы с семьей живем на яхте», все представляют себе роскошную большую красавицу и нас в белом и полосатом, обязательно босиком по тиковой палубе, с бокалом фреша, на фоне воды кристальной чистоты… Лакшери! Друзья, это неправда. То есть мы любим надевать белое и по палубе всегда ходим босиком, я занимаюсь йогой наверху… но жить на яхте – очень трудно. Физически трудно. Это большие нагрузки, тяжелее, чем поход в фитнес-клуб. Мы в отличной форме, и после беременности я прихожу в себя уже на второй месяц, у меня шикарный бицепс и форма, о которой я мечтала в универе, когда с утра до вечера занималась на скалодроме.

Впервый месяц у нас болело все, мы были покрыты синяками и ссадинами – ни единого живого места. Так проходит адаптация. Качка – она есть всегда, и у вас будут болеть мышцы, о существовании которых вы даже не догадывались.

Нас ни разу не посещала мысль вернуться на берег. За последние три года мы провели на суше только два месяца

Чистейшая вода… знаете где? Териберка, за полярным кругом.

Наша жизнь – это жизнь под углом. Готовка на кухне, которая качается на карданном подвесе, и жонглирование продуктами – да, это все теперь я умею. Жизнь на яхте – это всегда умение здорово экономить, обходиться самым необходимым и уметь выживать в самых суровых условиях. Закончилась пресная вода, что делать? А вы знали, что ее можно добыть даже из рыбы? Нет еды? Ловим рыбу, охотимся. В крайнем случае собираем креветок с понтона на штаны. А если совсем все закончилось и до берега далеко? Протеин и сухофрукты – и неделю вы сможете активно управлять яхтой, бросать и доставать якорь и не ощущать усталости.

На воде мы очень зависим от погоды. И если надвигается шторм, то мы знаем, как к нему подготовиться, чтобы максимально безопасно перенести непогоду. Шторма, которые длятся по несколько дней, – тоже испытание: нужно вовремя запастись продуктами, терпением и придумать кучу интересных развлечений для детей.

Оказалось, что на воде общения и знакомств намного больше, чем в Москве. Люди, живущие на яхтах, более открыты и отзывчивы. Когда мы бросаем якорь в новом месте, с удовольствием знакомимся со всеми нашими соседями, заводим длинные беседы и ходим друг к другу в гости. А если стоим в марине, то каждый день у нас шумные и веселые встречи. Мы встречаем огромное количество семей, путешествующих с детьми, и всегда на нашей яхте мини-детсад с детьми из разных стран. Дети с легкостью находят общий язык друг с другом и отлично проводят время. У Филиппа уже есть друзья по всему миру.

Чем меньше карапуз, тем проще с ним путешествовать, ходить по морям, открывать новые страны!

Сотни тысяч семей живут на яхтах, это дешевле, чем снимать квартиру. В Швеции или Финляндии иметь яхту так же естественно, как велосипед. А в России такой образ жизни преподносится как роскошь, доступная не многим. Поэтому мы много пишем в социальных сетях о том, что иметь яхту и жить на ней может любой.

За все время плавания нас ни разу не посещала мысль вернуться на берег окончательно. За последние три года на суше мы провели только два месяца. И те нам потребовались, чтобы родить нашу вторую юнгу.

– Как ваши родные отнеслись к вашему выбору?

– Родители были в шоке, да что там говорить – они до сих пор спрашивают нас во время каждого онлайн-звонка, не хотим ли мы сойти на сушу.

Несмотря на свои переживания, наши родители поддерживают нас финансово. Все понимают, что случаются и трудные дни, когда заказчик не перевел сумму вовремя или старая банковская система в новой стране дала сбой. Наши родители – наша надежная береговая команда. А сейчас и огромная помощь в нашем проекте. Моя мама совершила онлайн-путешествие по всему миру по гугл-карте, добавляя все порты и марины планеты в наш сервис.

Любимое развлечение Филиппа и всех маленьких гостей на нашей яхте. Дети приходят в дикий восторг, когда кэп устраивает им такой доступный и простой аттракцион «Вокруг мачты».

Последний раз мы виделись пять лет назад. Надеюсь, что нам удастся наконец встретиться в следующем году, когда мы пойдем на восток. Войти в Россию на яхте слишком проблемно – много документов, а в порту входа в Севастополе для небольших частных яхт еще ничего не организовано, чтобы оформить быстрый чекин. Пока что мы не планируем заходить с моря, хотя этого бы нам очень хотелось. Сейчас все наше общение – через соцсети, там все видят, что с нами происходит, как растут и развиваются дети.

– Вы могли бы рекомендовать такой образ жизни своим друзьям или родственникам?

– Я однозначно рекомендую его всем! Это лучшее, что можно только придумать: вы все время развиваетесь, видите много нового, учитесь внимательно относиться к ресурсам, вы живете в природе – чувствуете ее, питаетесь свежей пищей и физически активны. У вас нет сухопутных стрессов, нет болезней – ни психологических, ни физических. Неслучайно 70-летние дедули на воде выглядят 50-летними бодрыми хозяевами морей.

Три года мы не пользуемся холодильником и отлично справляемся.

– В России есть необходимые условия для жизни на воде?

– Жить на воде сезонно – да, можно, и в Черном море, и на Волге, например. Но в холодное время года придется искать укрытие и надежную стоянку для яхты. Или полностью оборудовать яхту для холодов – живут же как-то финны на яхтах, которые вмерзают зимой в лед на озерах. Или можно уходить в теплые страны на зимовку – в той же Турции зимой намного комфортнее, чем в Крыму.

Интерес к жизни на яхтах в России в последние годы сильно возрос – и это замечательно! Такая жизнь – мечта, и сейчас все больше и больше земляков понимают это. Когда я начинала вести свой блог три года назад и рассказывать про жизнь в море, мне писали единицы. Сейчас их уже сотни, и в этом году двадцать наших подписчиков переехали на свои яхты.

Текст: Антон Семёнов

Фото: Елена и Василий Суриковы

Print Friendly, PDF & Email

Last modified:

Добавить комментарий

Pin It on Pinterest