Царское это дело!

26.12.2011 | Охота

С древних веков охота с помощью соколов и других птиц‑хищников была больше развлечением, чем способом добычи охотничьих трофеев. Такой она остается и поныне. Можно сказать, это охота для «гурманов». Для охотничьих аристократов.

Сегодня в мире с помощью соколов охотятся энтузиасты в Германии, Японии, Италии, Испании, Пакистане, Англии, Объединенных Арабских Эмиратах, Венгрии, Казахстане и во многих других странах.

Сохранились традиции соколиной охоты и в России. В свое время такую охоту называли царской, и ее правила регламентировались царскими указами. Русские люди, будучи охотниками по своему исконному происхождению, не просто любили охоту, возводя ее символику в сферу духовности, но и связывали с ней весь свой быт с незапамятных времен, включая главные потехи царского двора, о чем повествуют древние предания и летописи. На Руси соколиные дворы держали еще князья Олег и Игорь. Судя по былинам, существовала соколиная охота и при князе Владимире – крестителе Руси, который не стал искоренять ее как языческий пережиток. Так, в одной былине об Илье Муромце сказано: «Подъехал Илья Муромец к Сафат-реке, и увидел он богатыря в чистом поле … спускал с руки ясного сокола…»

Несмотря на то что соколиная охота существовала еще в древние времена, ее небывалый расцвет пришелся на период правления царя Алексея Михайловича Романова. По его приказу в столицу ежегодно привозили более двухсот ловчих птиц – соколов, ястребов, кречетов, сапсанов, копчиков и балобанов. Круглые сутки при птицах в дворцовых селах – в Покровском, Коломенском, Сокольниках – находилось более ста сокольничих. Причем увидеть таинственных птиц в кретчатне не удавалось никому из посторонних. Связующая нить между ловчей охотничьей птицей и царской властью прослеживается даже в геральдике. Орел – как символ царской власти – появился во времена Ивана Грозного совсем не случайно, а как символ давно укоренившейся древней традиции, унаследованной еще от Византии.

Охотился царь почти каждый день, а то и чаще: «после раннего кушанья» или «до и после столового кушанья». Не торопясь, в сопровождении сотни служителей – воинов, охотников, конюхов – царь приезжал на место охоты, где уже были готовы шатры и все необходимое для его забавы. По сигналу царя от громких звуков охотничьих рожков птицы взмывали в небо, после этого с рук сокольничих один за другим срывались ловчие хищники и поражали добычу.

Само действо, когда ловчая птица, как бы по велению свыше, «трудилась» в интересах ловчего, не могло не завораживать. Именно поэтому соколиную охоту всегда сводили не просто к преследованию дичи, а как бы к демонстрации благоволения небес к охотнику. По результату такой охоты судили и о благорасположенности Бога ко всей деятельности самого охотника – удастся ему «закогтить» избранную добычу или нет.

Надо сказать, что во времена Алексея Михайловича охота не только стала излюбленной забавой, но и приобрела политическое значение – налаживать контакты с соседними странами было намного приятнее именно во время охоты. Присутствовали на царской охоте члены царской семьи и приглашенные иностранные послы. Ловчие птицы преподносились в качестве ценнейшего дипломатического подарка, а обмен охотничьими трофеями приводил к добрым отношениям между соседями. Любили охоту Петр II, Анна Иоанновна и Елизавета Петровна.

Даже в современном мире хорошая ловчая птица стоит куда больше престижного автомобиля. Правда, сегодня в России не так много людей, возрождающих традиции национальной конной охоты с ловчими птицами, потому что это удовольствие слишком затратное. Необходимо не только иметь профессиональных егерей-ловчих, станции по выращиванию и натаске ловчих птиц, станции по разведению дичи, конюшни, псарни, да и собственно охотничьи угодья, где все это содержать, но и быть энтузиастом возрождения национальных традиций, ведь какой-либо доход с такими затратами от всего этого занятия получить крайне сложно. Однако настоящие энтузиасты национальных традиций у нас все же имеются. Например, пропагандой соколиной охоты активно занимается Национальный фонд Святого Трифона, который, как известно, являлся на Руси покровителем охотников и рыболовов.

Не менее амбициозные цели ставит перед собой «Соколоффонд», реализующий большую программу возрождения соколиной охоты России. В Фонде считают, что такая программа является важной частью культурного наследия и нравственного возрождения российского общества, и даже мечтают, чтобы в XXI веке Россия стала лидером искусства соколиной охоты.

Глубоко символично, что в Кремле существует целая служба, занимающаяся содержанием ловчих птиц, которые охраняют символ России от ворон. Пятнадцать лет назад в Кремле была организована Орнитологическая служба биозащиты, взявшая на вооружение опыт соколиной охоты.

Интересно, что хищные птицы до сих пор водятся даже в самой Москве. Лучшее место в столице для сокола-сапсана – окрестности МГУ на Воробьевых горах. И это тоже очень символично. Именно отсюда –с красивейшего и самого высокого берега Москвы-реки в черте современного города – князь Юрий Долгорукий, обозрев окрестности, задумал строительство града великого. Это решение князя оказалось судьбоносным. Впоследствии Антон Павлович Чехов так говорил о Воробьевых горах: «Кто хочет понять Россию – должен посмотреть отсюда на Москву».

Print Friendly, PDF & Email

Last modified: 23.04.2015

Pin It on Pinterest