Благородно и дорого

Начало осени ознаменовано скачками на мировые призы. Престиж, желание заработать миллионы или просто отдохнуть. Разные причины движут людьми, когда они первый раз садятся в седло. сегодняшняя тема номера – верховая езда.

В манеже пахло свежими опилками. По кругу чинно ходили симпатичные чубатые лошадки. В галоп не пускались – ведь в седлах сидели краснощекие дошкольники. Да и лошади были не статными жеребцами, а пони. Под нашими взглядами один из малышей робеет, тренер подбадривает его, и, косясь на более смелых сверстников, шестилетний «джигит» все же взбирается на «скакуна».
За начинающими наездниками мы наблюдаем на занятии платного пони-клуба, куда нас привел директор одного из крупнейших московских конно-спортивных комплексов «СокОрос» Вадим Бочкарев. Детей сюда берут с 6 лет. Одно занятие стоит 350 рублей. Но от желающих, по словам Вадима, отбоя нет. А многие даже катаются на своих пони, которых состоятельные родителя дарят ребенку (стоит «мини-лошадка» с среднем $1000–2000).
В состоятельных семьях снова стало хорошим тоном иметь породистую лошадь или даже целую конюшню. Дорогой и супермодной машиной никого уже не удивишь, а вот чистокровной английской лошадью, успехами своего коня на скачках или соревнованиях по конкуру вполне уместно похвалиться и в кругу партнеров по бизнесу, и на заграничном светском рауте. Это модно, престижно, а в перспективе может принести и хороший доход.
Детям любовь к аристократическому отдыху прививают с самых малых лет.

Как все начиналось

Еще 10–15 лет назад лошади не были в такой моде. Часто на их владельцев смотрели как на чудаков или позеров. Популярный некогда телеведущий Сергей Доренко купил своих лошадей именно в те времена. Мы встречаемся с ним неподалеку от частной конюшни на Рублевке, где живут его питомцы – две лошади тракененской породы – мерин Прогноз (от знаменитого жеребца Хоккея) и кобыла Баста (от немецкого производителя Торино).
«Я купил лошадей в середине девяностых, можно сказать, по случаю и значительно дешевле их истинной цены, – рассказывает Сергей. – Тогда прекрасных лошадей продавали на бойни, на колбасу, за пятьсот долларов, буквально по цене мяса. Цена Прогноза – а он был тогда уже в расцвете сил, тренированный выездковый конь, участвовавший в соревнованиях, – составляла около 30000–40000 долларов, а мне он достался за 10000, потому что владельцы по каким-то своим обстоятельствам стремилась побыстрее его продать. Кобылу и вовсе «подарили» – за две с половиной тысячи.
Когда это все начиналось, десять-одиннадцать лет назад, я и такие, как я, просто ночевали в конюшнях, были просто-таки чокнутыми фанатами, на нас смотрели с удивлением. А теперь это уже не мода даже, а норма – иметь ко всему прочему и лошадь, даже если нет времени и желания ездить верхом. А раньше никакого аристократического флера в этом не было».
Пока мы разговариваем с Сергеем, неподалеку на Прогнозе гарцует его дочь Катя. Доренко признает, что в последнее время чуть поостыл к конному спорту, а вот дочь – нет. «Я хотела лошадь с детства, – объясняет Катя. – Еще когда мы жили в маленькой квартире, клянчила у родителей: купите мне лошадку, я буду держать ее на балконе!
Сейчас занимаюсь практически всеми видами конного спорта. Несколько раз участвовала в соревнованиях, получала какие-то призы, но, в общем, это хлопотное занятие: нужно организовывать перевозку лошади и прочее. Я не выдающаяся конкуристка – для этого нужен хороший тренер, как раз ищу такого. Вообще можно сказать, что я езжу главным образом «для себя».

Лошади как бизнес

При покупке лошади главное – определиться с вопросом, зачем вы это делаете. Если для редких прогулок по природе, то не стоит покупать чистокровных жеребцов. А вот если вы решили сделать на лошадях деньги – совсем другое дело.
Самый большой доход владельцам лошадей приносит участие в скачках. По-настоящему классная, элитная лошадь может легко окупить все затраты по ее содержанию и воспитанию. А цены на породистых лошадей могут быть просто сенсационными! Многие, наверное, слышали о трех арабских жеребцах Терского конного завода: в 1981 году за 1 миллион долларов был продан Песняр, через два года за 2,5 миллиона Менес, а еще через два года Пеленг за 2,35 миллиона. Но самые дорогие – лошади чистокровной верховой породы, выведенные специально для скачек. Знаменитый чистокровный жеребец Нижинский, блиставший на дорожках ипподромов в 70-х годах обошелся синдикату-покупателю в 5,44 миллиона долларов – для тех времен деньги просто фантастические. Но и это не предел – цены на лошадей иногда доходят и до десятков миллионов.
Правда, такие капиталовложения имеют смысл, если лошадь уже выигрывала какие-то скачки. Иначе есть риск прогадать. Российский эксперт по конному спорту Елена Волкова объясняет: «Скачки – это мощная, развитая индустрия, серьезный прибыльный бизнес, в котором крутятся большие деньги. Главный источник доходов – тотализатор, причем не просто кассы, находящиеся на ипподромах, а система пари вне ипподрома. На крупнейших ипподромах мира в дни больших скачек собирается по 20–30 тысяч зрителей, а круг игроков, которые могут поставить на участников этих скачек через систему тотализатора вне ипподрома, – миллионы. Отсюда – солидные призовые, достигающие многотысячных и даже миллионных сумм.
Однако не все так просто. Само по себе коннозаводство – очень затратное занятие, а результат никогда не гарантирован. Ведь лошадь – не машина со стандартными характеристиками, и то, как поскачет двухлеток, за которого на аукционе была отдана кругленькая сумма, зависит от тысячи и одной причин. Можно привести сколько угодно примеров, когда отпрыски чемпионов оказывались скаковыми «бездарями» (так ведь бывает и с людьми). Хотя случаются и обратные ситуации: легендарный конь Сибискуит обошелся хозяину всего в 7500 долл., а принес ему почти полмиллиона призовых, да еще и мировую известность». (Подробнее о самых успешных лошадях в истории скачек см. рубрику «Дорого» на стр. 33)
Однако век скаковой лошади недолог. «Скаковые лошади приобретаются в возрасте 1–2 года, – объясняет Елена Волкова. – Выступать они начинают с двух лет. В три года участвуют в дерби – это самые престижные мировые скачки, где приз считается самым важным для лошади. В 4 года они могут еще участвовать в скачках для лошадей зрелого возраста. Но после 4 лет для абсолютного большинства скаковых лошадей карьера заканчивается. Судьба рысистых лошадей складывается примерно так же. И только спортивная лошадь, которую готовят к соревнованиям по выездке, начинает свою настоящую карьеру не раньше 6 лет. Когда скаковая работает и находится на пике формы, классическая спортивная лошадь даже не начинает тренироваться, она просто щиплет травку».

Не скачки, но тоже бизнес

Деньги на лошадях можно зарабатывать, не только выставляя их на скачках. Около года назад «Отдых в России» рассказывал об агрохолдинге известного предпринимателя Сергея Веремеенко, который создал два конехозяйства – в Тверской и Калужской областях – и занялся таким необычным бизнесом, как производство кумыса.
«Сейчас развиваемся мы успешно. Можно говорить, что проект пошел, – рассказал нам генеральный директор агрохолдинга Лев Каленин. – В Тверской области в хозяйстве уже 1200 лошадей, хотя начинали мы с сотни. Кумысная ферма – это наша гордость. Конечно, мы вовсе не первопроходцы. Этот напиток в промышленных масштабах делали и до нас. Но везде и всегда в кумыс добавлялись консерванты. Это увеличивало срок хранения, но качество напитка резко снижалось. Так вот мы консерванты не добавляем. Срок реализации нашего кумыса всего 5 дней, но это продукт высочайшего качества.
Кстати, на основе кумыса мы начали производить сухое кобылье молоко. Это ценнейший продукт для производства детского питания. В Германии, например, это огромных денег стоит. До нас его производством вообще никто не занимался».
Лошадей для хозяйств Веремеенко везут из Башкирии. Кумыс, конечно, можно делать и из молока привычных для этих мест владимирских тяжеловозов, но им корма нужно чуть ли не в два раза больше, чем лошади башкирской породы, и производство становится убыточным.
Неплохо идут дела и в калужском конехозяйстве, которое было создано значительно позже тверского. «Сейчас мы производим 200–300 литров кумыса в день, – говорит директор хозяйства Владимир Самойлов. – Продаем в Москве, в Калуге. Чуть сдерживает развитие то, что люди еще плохо знакомы с этим напитком. А ведь кумыс обладает удивительными оздоровительными свойствами. Он укрепляет весь организм, это уникальное и единственное в природе средство, помогающее туберкулезным больным. Мы сейчас очень активно заключаем договора на поставки нашего продукта в туберкулезные клиники и санатории.
Нам, кстати, очень помогают местные жители. Люди довольны, что на землю пришел хозяин, инвестор. Зарплата в нашем хозяйстве больше, чем в других по региону. Уже сейчас мы окультурили 500 га брошенной земли, будем пасти на них лошадей».
Впрочем, кумысом дело не ограничивается. В каждом хозяйстве развивают элитное коневодство и туризм. «Сейчас строим благоустроенную конюшню, чтобы к зиме уже принять первую партию спортивных лошадей, – рассказывает Владимир Самойлов. – Пригласим специалистов и будем заниматься выездкой, конкуром, тренировками скаковых лошадей».
А в Тверском хозяйстве уже принимают туристов. Лев Каленин: «К нам приезжают, чтобы покататься на наших лошадках, у нас можно поохотиться, отдохнуть. Есть и моторные лодки, и охотничьи вышки. Работают отличные специалисты-егери».

Недешевое удовольствие

Выбор лошади зависит от цели. Некоторые породы лучше зарекомендовали себя в конкуре, другие – в выездке, третьи – на скачках. Скаковой спорт – удел профессионалов. Другое дело – классические виды конного спорта (конкур, выездка и троеборье) – здесь у коневладельца, даже если это первая его лошадь, есть перспектива самому многого добиться со своим конем.
Впрочем, решить, какой вид конного спорта предпочтительней, выбрать и купить подходящую лошадь – это даже не половина дела. Если будущий владелец хочет вырастить коня «под себя» и покупает молодое животное, его придется «воспитать» – объездить и обучить. Значит, нужен берейтор (специалист по тренировке лошадей) или тренер, который работает и с лошадью, и с всадником.
Многие покупают взрослых коней – в возрасте от 6 до 10 лет, когда животное уже достигло физического и психического расцвета, приучено к седлу и, возможно, натренировано для какого-то из видов конного спорта, но еще не начало стареть.
Надо сказать, что сам факт обладания лошадью – показатель достаточно высокого и стабильного дохода. Породистая верховая лошадь в России в наши дни стоит не менее 5000 долларов (необученный двухлеток – от 3000); цены в 25000 долларов и более тоже воспринимаются знатоками как вполне адекватные, если конь происходит из «хорошей семьи» – от знаменитых производителей, побеждавших в престижных соревнованиях, и отличается крепким здоровьем и выдающимися статями. Для оценки любой лошади перед покупкой требуется профессиональное заключение экспертов и ветеринаров.
Отдельная тема – амуниция лошади. Хорошее седло заграничной работы стоит в России примерно вдвое дороже, чем в Англии или Франции (там это куда более ходовой товар, чем в нашем отечестве, так как верховой ездой занимается куда больше народу). Не стоит увлекаться супердорогой амуницией: как правило, она себя не окупает. «Настоящий конник, – уверяет Катя Доренко, – заботится не о том, чтобы произвести впечатление седлом от Hermes за 7000 евро, а об удобстве для себя и лошади. Его вполне можно обеспечить за куда более разумные деньги».
Неизбежно встает вопрос и о содержании коня. Лошади нужны оборудованный денник, регулярное питание, место для прогулок и тренировок, «гигиенические процедуры» – чистка копыт, мытье, услуги коваля и т.д. Скорее всего для регулярного и квалифицированного (неумелый конюх может буквально погубить лошадь – опоить, простудить) ежедневного ухода за конем у его состоятельных и занятых владельцев просто не найдется времени. Оптимальный выход – пансион для лошади в хорошей загородной конюшне или конно-спортивном комплексе.
Только в Москве и Подмосковье сейчас почти 250 конных клубов, так что проблем с этим не возникает. В хорошем месте должны быть левады, плац, крытый манеж, бочка и препятствия для тренировок по конкуру. Вадим Бочкарев: «Отдельно можно договориться с берейтором, который будет тренировать коня. Если с животными работают высокопрофессиональные берейторы, тренеры, конюхи, за состояние здоровья своих питомцев хозяева могут не опасаться».
Но все же о лошади хозяевам лучше надолго не забывать. «Даже теперь, когда я учусь в магистратуре, – рассказывает Катя Доренко, – и свободного времени все меньше, стараюсь приехать в конюшню лишний раз, поработать лошадь. Чтобы не потерять психологический контакт с конем, надо регулярно навещать его, седлать, выезжать, угощать. Мой конь за сахарок или арбузные корки маму родную продаст».

Аренда: недорого и практично

Тем, кто любит ездить верхом, но еще не «дозрел» до покупки собственного коня или просто опасается брать на себя такую серьезную ответственность, предлагается аренда лошади. В том же
«СокОросе» можно выбрать коня из 150 голов и за ежемесячную плату в 350 долларов трижды в неделю ездить верхом с профессиональным тренером, среди которых есть даже экс-чемпионы СССР. Похожие условия вам предложат и в других клубах.
Но если вы новичок, будьте осторожнее. В прошлом спортсменка-конница, а ныне профессиональный тренер Елена Никишина рассказывает, что при обучении должны соблюдаться все меры безопасности: «Детей до 18 лет на манеж без металлического шлема-каскетки мы не выпускаем. Нельзя и взрослым прыгать через препятствия без шлема. Используем специальные стремена: если всадник падает и нога запутывается в стремени, оно автоматически отстегивается, как крепление горных лыж. На открытом воздухе – дополнительные меры предосторожности. Потому что куда больше отвлекающих факторов, чем в крытом манеже: то птичка резко чирикнет, то машина с визгом затормозит за забором, а если лошадь молодая, игривая, она и вид сделать может, что сильно испугалась, прянуть в сторону, скинуть начинающего всадника».
Однако иной раз травм все же не избежать. «Руки-ноги я не ломала, – вспоминает Катя Доренко, – хотя были серьезные падения, сотрясения мозга. Была даже небольшая личная драма – мне очень нравился один молодой человек, я взяла его с собой покататься на лошадях. Так он чуть не сбежал из конюшни! Я его попросила помочь хотя бы поседлать, так он взял было седло, но бросил и пустился наутек. После этого я поняла, что у меня с ним ничего не получится»…

Вероника Гудкова, Ольга Андреева

Справка «ОВР»

• Аренда денника: 6000–15000 руб. в месяц. (В стоимость аренды входит уборка, кормление, пользование манежем, выгул лошадей)
• Обучение верховой езде
В группе: 300–450 руб./занятие
Индивидуально: 400–800 руб./занятие
• Прокат лошади: 300–600 руб./час.
• Аренда лошади: 9000–15000 руб./месяц (предусматривает возможность катания на лошади два-три раза в неделю в течение 2–4 часов).

Сергей Доренко: «Конь – это личность!»

Сергей Доренко, известный и своим увлечением спортивными мотоциклами, сравнивает: «Разница между лошадью и «железкой» колоссальная! Конь – это личность.
Чтобы ездить верхом, нужно установить диалог личностей, убедить лошадь даже не в собственном превосходстве, но в том, что ты вправе ею управлять. Обычно у мужчин, в отличие, надо сказать, от женщин, не хватает терпения на такой диалог. А любые железки, будь то мотоцикл, спортивное авто, огромный восьмилитровый грузовик Mitsubishi Evolution 6 RAM или большой морской катер-тунцелов (а у меня все это было) – это своеобразное продолжение личности.
Женщины, если говорить образно, призваны «управлять бестиями», а мужчины – вскармливать собственное эго с помощью приспособлений».

Справка «ОВР»

С древнейших времен обладание дорогой, породистой и красивой лошадью было признаком благосостояния и высокого общественного положения. Арабский скакун спас будущего султана Хорезма Джелаль Ад-Дина от врагов, а любимый конь Александра Македонского, по преданиям, девять раз спасал ему жизнь. Английские короли и герцоги гордились своими конюшнями, российские императоры покровительствовали кавалерийским полкам и конезаводам, где выводились новые породы лошадей, а скакуны, принадлежавшие американским миллионерам, приносили им немалые барыши, выигрывая на скачках.
Российские дворяне держали целые конюшни, чтобы участвовать в охоте. А упряжных лошадей – тех, что запрягали в повозки и кареты, в России в начале прошлого века было около 5 миллионов.

Читай журнал

Скачай №92 сентябрь-ноябрь PDF

Заказать журнал онлайн

Внимание!
Теперь вы можете заказать журнал по почте!
X

Pin It on Pinterest

X