Анна Чапман: «Родина начинается с близких…»

— Анна, ты почти десять лет жила за границей: в Лондоне, Нью-Йорке… Как после этого ощущаешь себя в последние два года на Родине? Кстати, что ты понимаешь под этим словом? С чего начинается Родина для Анны Чапман?

– Наверное, у каждого настает период, когда начинаешь понимать, что все вокруг тебя – здания, мебель, техника, улицы – не так важно по сравнению с тем, кто находится рядом с тобой, с кем ты общаешься. Русскому человеку просто физически необходимо находиться среди таких же, как он. Только на Родине его поймут по-настоящему. У наших соотечественников есть потребность не просто общения, а общения искреннего, глубокого. Такое не часто встретишь на Западе. Русскому крайне важно чувствовать локоть единомышленников, чтобы он шел с ними к какой-то общей цели…

Для меня имеет определяющее значение, кто рядом со мной. Такого уровня общения, как в России, я не встречала нигде в мире. Так что моя Родина начинается с близких людей, которые меня окружают.

– А Москва?

– В Москве очень много истинно русских. Русских по ментальности. Талантливых. Жизнь селективно оставила их здесь. В Москве большое число академически образованных людей, которые прекрасно знают свои исторические корни, свою культуру, много знают об искусстве. Поэтому совершенно логично, что мне нравится Москва. Я всегда сюда стремилась, для меня всегда было большим счастьем жить в Москве. Радует, что в последнее время многое сделано для развития города: по облагораживанию парков, по ремонту улиц, исторических зданий. Все это потрясает.

– Кажется, в одном из своих телеинтервью в Нью-Йорке ты также восхищалась этим городом…

– Нью-Йорк – удивительный город. В нем нет кастовости, клановости. Я говорила, что, ужиная в Манхэттене в ресторане можно встретить любого человека, в том числе и знаменитого. В Москве, чтобы получить возможность общаться с влиятельными представителями искусства, науки, медийного бизнеса, политики, надо к этому какое-то время идти. Ты не можешь с ними «на улице», так сказать, встретиться. У нас люди не знакомятся в клубах – так, как знакомятся в Нью-Йорке или Лондоне. Там на улице к тебе запросто может кто-то подойти, заговорить с тобой. Это не считается правилом плохого тона, как в России.

– Ты считаешь, что в России люди не так открыты в общении?

– Русские внешне более закрыты. У нас считается признаком глупости, если будешь все время улыбаться. Это не принято. Хотя на самом деле, особенно в провинциальных городках, я много раз замечала: женщины, работающие в маленьких местных столовых и кафе, если им искренне улыбнуться, подарят в ответ столько радости и тепла, что никакая американская высокооплачиваемая официантка в фешенебельном ресторане с ними не сравнится. Просто надо от чистого сердца излучать эту радость, и люди воспринимают ее очень позитивно.

Единственное место в Москве, куда я не очень люблю ходить, – это клубы. Возможно, потому, что я не знаю клубных мест, где царит по-настоящему дружеская атмосфера. В клубах Лондона или Нью-Йорка можно запросто получить комплимент от девушек, которые находятся рядом с тобой. В России же превалирует соперничество. Женщины в клубах и ресторанах – как на охоте. Они приходят в клубы не дружить и общаться, а бороться за мужчин и показать себя. Это совершенно четко ощущается по энергетике.

Но все равно русские девушки – лучшие в мире. Самые, между прочим, образованные, самые приятные в беседе, самые верные друзья. Вообще, у них очень много качеств, которых не хватает иностранкам. Это особенно чувствуешь за рубежом.

– Говорить комплименты в западном клубе – конечно, всего лишь форма вежливости. Кстати, в Россию ты приехала знаменитостью. Многие наверняка говорят тебе приятное, чтобы просто понравиться. А потом сказать, что сегодня «тусили с Анной Чапман»…

– У меня, вообще, крайне узкий круг общения. В нем практически не появляется новых людей. В Москве действительно сложно познакомиться. Находить здесь в хорошем смысле «качественных» друзей сложнее, чем где-либо. Люди, с которыми я общаюсь, – с сильными убеждениями. Я пытаюсь окружить себя теми, у кого я могу научиться чему-либо, а не наоборот.

– Как тебе российские отели по сравнению с зарубежными?

– Мы уступаем в развитии необходимой инфраструктуры. Например, это может быть красивый отель с чудесным сервисом, но к нему, бывает, сложно подъехать, а в регион редко летают самолеты. Взять тот же Селигер. Потрясающее место! Но туда можно добраться только на машине. Там изумительно красивые места! Но как подумаешь, сколько времени и по какой дороге добираться, сразу отпадает охота ехать туда. Если только на вертолете долететь…

– Для тебя важно количество «звезд» в отеле, наличие джакузи в номере?

– Для меня важно время. Скажем, мне срочно нужно сделать укладку, чтобы рано утром поехать на конференцию, а в отеле нет парикмахерской. Это для меня создает серьезные неудобства. Я же не буду в 8 утра ходить по Красноярску в поисках парикмахерской! А вообще, самое главное – атмосфера в отеле. Даже если ты живешь в старом, холодном номере, но утром на завтраке тебя угощают безумно вкусными сырниками, приготовленными доброй бабушкой, как в далеком детстве, ты сразу забываешь все неудобства. Потому что ты получил частичку души, такого не встретишь нигде.

В Лондоне и Нью-Йорке хорошо, а среди родных берез лучше

Помню, в том же Красноярске я опоздала на завтрак, ресторан уже закрыли. А у меня оставалось чуть ли не 10 минут, чтобы поесть. Так его работницы ради меня открыли ресторан, чтобы покормить. И не потому, что я – Анна Чапман, они не знали, кто я такая. Просто, как мне показалось, они увидели во мне голодного ребенка. Это были настоящие русские женщины. Вот эта особенность помогать людям у нас просто потрясающая. Поэтому впечатления о том или ином отеле у меня складываются прежде всего по таким маленьким деталям, по встречам с людьми, по настроению. Даже климат города влияет.

– Другими словами, ты совсем не капризный путешественник, как некоторые наши звезды шоу-бизнеса?

– У меня, конечно, нет райдера, по которому я приезжаю в гостиницу. Единственное – я не терплю ожидания. Я не люблю, когда надо долго ждать заказанную еду. Я нетерпеливая. А все остальное – мелочи.

– Многие люди твоего возраста сегодня стремятся выехать на жительство за границу. Они не скрывают, что Россия их не устраивает…

– Я могу судить по себе. Когда человеку двадцать с небольшим, он амбициозен. Это совершенно естественно – стремиться к личным достижениям. В этом возрасте хочется повышенного комфорта. Что такое Европа? Это красиво подстриженные газоны, красивые здания, новые вывески, новейшее оборудование. Но впоследствии все это теряет смысл, становится оберткой без содержания. Многим ученым и предпринимателям, наверное, кажется, что для их жизни крайне важен окружающий комфорт. Однако многим из них, когда они станут постарше, будет не хватать своей Родины. Им захочется быть частью чего-то большего, чем просто они сами в красивой квартире и распланированной жизни до конца дней…

Именно этого взгляда не могли выдержать соотечественники дяди Сэма…

Так, по крайней мере, было со мной. Живя в Нью-Йорке, я завидовала своим друзьям. Они, например, по воскресеньям собирались вместе с семьями, чтобы все вместе красиво пообедать на лужайке возле дома либо поужинать в ресторане. Эта традиция настолько сильна и трогательна, что я очень сильно переживала, что я не в России. И вот сегодня у меня есть такая возможность. Мне кажется, что для любого русского человека крайне важна связь со своей семьей, с близкими. Видеться с ними надо, конечно, как можно чаще. Это особенно понимаешь, когда кого-то из них вдруг не станет…

Теперь традиционно каждое воскресенье мы с мамой, папой и сестрой собираемся вместе. Вчетвером мы играем в теннис, вместе готовим, ходим на лыжах в лес в Подмосковье…

– Помимо Подмосковья, куда ты еще ездишь отдыхать?

– Мне нравится Сочи. Я много раз там бывала за 2 года, может быть, более 10 раз. Я ездила туда либо на выходные, либо в рамках общественной работы. Но в основном, наверное, я хотела просто сменить обстановку. В Сочи мне очень нравится высокая влажность.

Первый раз я приехала в Сочи через месяц после моего возвращения в Россию, жила в отеле с символичным названием «Родина». С тех пор я стараюсь чаще в нем останавливаться. Редко встретишь такой безупречный сервис и высококвалифицированный персонал. Приятно приезжать сюда и встречать одних и тех же людей, работающих в отеле, которые рады тебе как близкому человеку.

Мне, конечно, интересны и новые места, я, вообще, очень любопытна. Раньше у меня не получалось поездить по России. А сейчас, путешествуя по нашей необъятной Родине, я увидела, насколько она безгранична и прекрасна! И это гораздо интереснее всего того, что я видела прежде.

За последние два года я побывала во многих городах: в Томске, Казани, Санкт-Петербурге, Красноярске, Самаре, Воронеже, Туле, Сочи, Нальчике, Уфе, Суздале, Байконуре и, конечно, как можно чаще посещаю родной Волгоград. Очень запомнился Томск. Несмотря на его небольшие размеры, он мне показался каким-то аристократичным, породистым, с особой потрясающей энергетикой.

– Энергетика города – это что для тебя?

– Атмосфера, отношения между людьми. Да и вообще, в небольших городах умеют организовать небольшое пространство таким образом, чтобы оно было максимально удобно. Мне, к примеру, также понравились Казань и Уфа. В городах много зелени, а рядом – отличные горнолыжные курорты.

Меня изумила одна картина, когда я приземлялась в Уфе. Местность была настолько зеленая, что выглядела как Швейцария. Мы очень долго летели совсем низко. Я помню, например, холм, на котором стояли всего две березы. Это выглядело так, как будто холм облагородили специально, но он стоял в поле… Совершенно сказочное место. Уже не говоря о том, что я увидела на Алтае. Я раньше считала, что Швейцария – самое красивое место на земле. Но когда я побывала на Алтае, поняла, что это не так. Нет ничего прекраснее в мире, чем Алтай, тайга… Это просто на всю жизнь! Я бы очень посоветовала всем, кто не был на Алтае, там побывать. Эти ярко-желтые цветы в горах, Телецкое озеро, сосновый запах… Такого я не видела нигде!

Пейзаж Алтая похож на сказку, там есть элемент шаманства, антураж такой – волки, совы… Даже местные художники много рисуют волков. От всего этого веет лесной сказкой, все такое девственное, не тронутое цивилизацией. Никогда не забуду, как мы катались на квадроциклах в горах. Потрясающе! А как на Алтае кормят! Там молоко самое вкусное, рыбу коптят так, как нигде больше…

Еще я бы посоветовала тем, кто путешествует по стране, подняться на Эльбрус. Он впечатляет не меньше, чем Гималаи.

– То есть ты не сторонница пассивного отдыха?

– Нет! Скажу больше: для меня отдых – это смена деятельности.

– А где, по-твоему, лучше всего отдохнуть в выходные?

– Мне намного приятнее бывать в Подмосковье, чем на юге Франции или островах. Последний Новый год я провела именно под Москвой. А еще я очень люблю, когда вокруг зелень и пахнет соснами. Мне не нравятся пальмы и песок. Я, вообще, не могу лежать на пляже. Для меня наказание – 3–5 дней просто сидеть, лежать и ничего не делать. С ума сойду!

«Я такая, как все, как сто тысяч других в России…» Так о ней мог бы сказать поэт «березового ситца»

А что касается выходных, то мое любимое место для отдыха – это Санкт-Петербург. В 2006 г., после того как я долго жила в Европе, объехала, по сути, весь мир, у меня состоялась деловая поездка в этот город. После работы меня пригласили покататься на катере во время лазерного шоу и разведения мостов. И та ночь в Питере с этим лазерным шоу, с оперным пением и разведением мостов незабываема! И мне пришла на память история Алхимика: обойти весь мир, а самое красивое место найти у себя дома!

Еще мне очень нравятся в Питере люди – непафосные, очень интеллигентные. В городе много недорогих гостиниц, но персонал очень приветливый и профессионально обученный, чего, к сожалению, не всегда встретишь в провинции.

Как ни парадоксально, но только после многолетнего проживания за границей я поняла, что самое красивое место – моя собственная страна. И я не перестаю удивляться тому, что вновь и вновь нахожу интересные места у себя дома. За эти два года я увидела, как в провинции начинают приходить инвестиции, и они становятся удобными для туристов. То, что я видела в Уфе, в Казани, – хорошее тому подтверждение. Но таких примеров обязательно нужно больше.

– Их недостаточно?

– Нет. Назову несколько фактов: население областей России, граничащих с Китаем, составляет 4 миллиона, в аналогичных китайских провинциях – 100 миллионов. Дальний Восток – самая богатая по природным ресурсам территория на земле. По прогнозам, именно нехватка пресной воды и леса в ближайшие 20 лет будет одной из главных проблем. Сибирь и Дальний Восток – зеленые «легкие» планеты и самый большой держатель пресной воды на планете.

У нас осталось еще максимум 10 лет, чтобы заселить Север и оставить территории за собой. Это нужно решать в том числе и за счет инвестиций в туристические объекты. Мне кажется это сверхперспективным и прибыльным. В Сибири и на Дальнем Востоке прекрасная природа, чистая вода, лечебные грязи, термальные источники, травы, рядом центры восточной медицины. Можно организовать качественные места экстремального туризма (рыбалка, охота) и горнолыжные курорты, походы на вулканы, к этническим деревням и ресторанам, шаманам, погружения на подводных лодках, игорный бизнес разрешить там. Такие частные инвестиции при возможной, например, гарантии государства могут привлечь миллиарды долларов… Но сейчас большинство российских городов там деградируют, и никому нет дела…

– Недавно группа ученых-академиков проводила исследования характера жителей Костромской области – региона, который считается в стране самым, что называется, русским, так как он меньше всего пострадал от разного рода нашествий. Костромичи на первое место по важности в жизни поставили своих друзей. Ни здоровье, ни деньги, ни родственников. Что ты можешь сказать о себе?

– Друзья появляются со временем. А я в Москве постоянно живу только два года. Те знакомые, с которыми мы были вместе в школе, университете, они далеко. Приходится начинать все с чистого листа. При этом я со всеми откровенна сразу, максимально. Это лучший способ общаться. Когда ты максимально искренен и открыт с людьми, ты максимально чист и свободен от комплексов.

– Можно ли быть счастливой с милым в шалаше?

– Я не смогла бы жить в шалаше. Внутренние качества мужчины, которого устраивают условия шалаша, вряд ли будут мне интересны…

Print Friendly

Читай журнал

Скачай №98 март-апрель PDF

Заказать журнал онлайн

Внимание!
Теперь вы можете заказать журнал по почте!
X

Pin It on Pinterest

X