Александр Радьков: Россия – друг путешественников

В «ОвР» гостям всегда рады. А такому осведомленному собеседнику, как руководитель Федерального агентства по туризму, тем паче. Разговор, разумеется, шел о проблемах, приоритетах и специфике отрасли, за которую Александр Радьков, судя по всему, болеет всей душой.

-Александр Васильевич, начнем, пожалуй, с главного: стратегии развития туристической отрасли. Какое направление является приоритетным?

– Для развития туристической отрасли любой страны приоритетным является развитие внутреннего и въездного туризма, и Россия здесь не исключение. Наша страна должна предоставлять качественные туристические услуги как российским, так и зарубежным гражданам. В прошлом году стартовала федеральная целевая программа «Развитие внутреннего и въездного туризма в Российской Федерации (2011–2018 гг.)». Это масштабный проект, который предполагает большой объем финансирования – более 330 миллиардов рублей. Причем порядка 96 миллиардов планируется выделить из федерального бюджета, а львиную долю средств получить от частных инвесторов. Для того чтобы предпринимателям было интересно участвовать в этой программе, государство создает привлекательные инвестиционные площадки, обеспечивая инженерную инфраструктуру – дороги, свет, воду и так далее. Это наиболее затратная часть в любом инвестиционном проекте, и, взяв ее на себя, государство сможет стимулировать приток инвестиций в туристическую отрасль. Это первое. Второе – в программе предусмотрены деньги на субсидирование процентной ставки по кредитам. Это очень важный финансовый инструмент, повышающий привлекательность инвестиций.

– А предусматриваются ли налоговые послабления для инвесторов?

– Налоговые послабления существуют в особых экономических зонах туристско-рекреационного типа. Для резидентов там предусмотрены еще дополнительные налоговые и таможенные льготы. Третье направление финансовой программы – это подготовка кадров. Ведь самая современная инфраструктура не сможет работать как надо, если не будет квалифицированного персонала. Услуги низкого качества никому сейчас не нужны. Прежде всего мы говорим об индустрии гостеприимства: гостиничное хозяйство, рестораны и так далее. К сожалению, у нас сегодня наблюдается изрядный перекос в кадровой политике. В стране море высших учебных заведений, которые готовят специалистов для сферы туризма. Но как-то размылся сегмент среднего профессионального образования. Нет учреждений, которые готовили бы специалистов среднего и низшего звена: барменов, официантов, горничных. То есть непосредственно тех, кто и определяет уровень сервиса. При этом налицо явное перепроизводство топ-менеджеров туриндустрии. Очень много выпускников вузов остаются без работы. А рядовых работников не хватает.

Еще один очень важный вопрос – продвижение туристических ресурсов страны на мировом рынке, формирование позитивного информационного поля, доступность информации о том, куда можно поехать в Российской Федерации, что можно посмотреть. У нас порой люди не знают о достопримечательностях своего региона, не говоря уже о соседних. Поэтому ваш журнал делает очень важную работу: пропагандирует отдых в России, восполняя нехватку информации. Для решения этой проблемы мы создали информационный портал «Welcome to Russia». Там каждый регион имеет свою страницу, где размещается информация об основных объектах показа культурно-исторического наследия и так далее. Мы сейчас активно продвигаемся в социальных сетях – в Twitter, Facebook. Создали свой канал на YouTube.

– Вы сказали, что люди в регионах даже не знают, куда пойти и что посмотреть. Возникает вопрос: а как организована вертикаль управления туриндустрией? Есть ли соответствующие отделы в администрациях, кому они подчиняются?

Александру Радькову туризм напоминает философию: оба занятия позволяют открывать новые горизонты

– У Ростуризма нет территориальных органов. Каждый субъект Российской Федерации решает самостоятельно, кто занимается вопросами туризма. Где-то существуют министерства по туризму, где-то государственные агентства. Где-то вопросами туризма занимаются департаменты культуры и экономики. Там, где уделяют большое внимание развитию этой отрасли, стремятся к формированию отдельного органа управления туризмом. Многие регионы уже переосмыслили значимость и важность туризма для своего социально-экономического развития. Примерно в половине субъектов Российской Федерации приняты свои региональные программы развития в этой области. Многие понимают, что с точки зрения развития региона туризм важен. Например, он способствует решению вопроса занятости населения. Опыт показывает, что 12 % рабочих мест в мире создается туризмом. Мультипликативный эффект от туризма в ВВП России составляет 6 %. Таким образом, в нашей стране туристическая отрасль создает примерно 4 миллиона рабочих мест. И очень важно, чтобы разрабатываемая программа развития туризма, которая позволяет региону идентифицировать себя, найти свое лицо, помогала понять, на какие виды туризма делать ставку. И учитывала имеющуюся транспортную ситуацию – из каких регионов проще всего приехать в гости. Одним словом, грамотно задуманная программа позволит выделить наиболее перспективные рынки для индустрии въездного туризма региона. Но если не сделать следующий шаг, то все пойдет прахом.

– Какой шаг?

Жить в России и ни разу не увидеть Кремль – это неправильно

– Надо будет сконцентрировать усилия на продвижении своего продукта на выделенных рынках и выбрать необходимый инструментарий для его продвижения. Например, активный отдых наиболее интересен молодежной аудитории – значит, продвигать его надо преимущественно через соцсети. Поэтому когда мы говорим о комплексной программе развития туризма, то подразумеваем, что она должна увязывать и инфраструктурные вещи, и вопросы продвижения, и подготовку кадров. Мало того что ее нужно согласовать на межведомственном уровне, она должна быть скоординирована и на межрегиональном уровне. Скажем, свои федеральные целевые программы есть и у Министерства транспорта, и у Министерства регионального развития, поэтому мы в Ростуризме должны посмотреть, какие планы по развитию сети дорог, аэропортов есть в Минтрансе, что планирует делать Минрегион, чтобы синхронизировать свои планы с коллегами.

– Поговорим о курортном туризме. Могут ли курорты Краснодара конкурировать с Турцией и с другими популярными направлениями?

– Давайте разделим эти два сегмента – пляжный отдых и санаторно-курортный. Если взять курорты Черноморского побережья, то основной потребитель – это конечно же внутренние туристы. В год на курортах Краснодарского края отдыхает 13 миллионов наших граждан. Востребованы же наши курорты в основном потому, что в своей стране отдыхать удобнее: не нужен заграничный паспорт, нет языкового барьера.

– Но наши курорты не всегда дешевле зарубежных!

Когда на улицах провинциальных городов появляются туристы, их жители чувствуют себя частью большой страны

– Да, к сожалению, цены кусаются. Давайте разберемся почему. Основная проблема – это транспорт. К сожалению, международные авиаперевозки не облагаются НДС, а внутренние – облагаются. Поэтому цены на полеты внутри страны выше цен на зарубежные рейсы. Мы достаточно активно обсуждаем вопрос о необходимости обнуления НДС для внутренних авиаперевозок с Министерством транспорта, другими министерствами и ведомствами. На наш взгляд, это позитивно сказалось бы на снижении цен на авиабилеты и стимулировании внутренних турпотоков.

Кроме этого нужно развивать систему низкобюджетных авиаперевозок. К сожалению, попытки прихода на внутрироссийский рынок таких перевозчиков по ряду причин пока не увенчались успехом. Но такие перевозчики – их называют на западный манер лоукостерами (от английского словосочетания «low cost», то есть «низкая стоимость») – необходимы для повышения конкуренции на рынке авиаперевозок. Очень важно развивать межрегиональные перевозки. Их не хватает. Чтобы добраться из одного региона до другого, людям нередко приходится через Москву лететь. Это не стимулирует турпотоки.

– Есть и проблема чуть ли не монопольного сговора отельеров. Недавно наш знакомый был в Сочи и не смог там найти отель дешевле, чем за 90 долларов в сутки.

Суздаль – это концентрат русской экзотики для иностранцев

– Если брать страну в целом, то вырисовывается такая картина. Есть отели бизнес-формата в крупных городах. Цены на них в принципе сравнимы с мировыми. Есть отели пляжного формата, рекреационные. Стоимость их услуг иногда может быть выше мирового уровня. Просто потому, что климат у нас такой. Если в том же Египте загрузка круглогодичная, то у нас лето достаточно короткое и большую часть года отели просто пустуют. Поэтому в пик сезона устанавливается максимальная цена, чтобы заработанных денег хватило на весь год. Еще одна серьезная проблема – многие небольшие гостиницы избегают уплаты налогов, в отличие от крупных отелей, пансионатов, которые показывают всю выручку и полностью платят с нее налоги. Получается, что крупные фирмы в этом плане находятся в неравных условиях с маленькими отелями. Краснодарский край пытается решить эту проблему через введение обязательной классификации всех средств размещения, тем самым заставляя участников рынка войти в правовое поле. Конечно, государство не может административно установить ценовую планку для отелей. Это должен определять рынок. Вместе с тем нужно развивать конкуренцию, строить новые гостиницы. Чем больше предложений на рынке, тем ниже цена услуг.

– А много ли западных инвесторов изъявляют желание вложить свои деньги в строительство отелей в России?

Теплые сувениры пользуются особой популярностью у зарубежных гостей

– Пока никто. Зарубежные инвесторы с опаской относятся к России. Не только с точки зрения инвестиций в туризм, а в целом. Надо развивать инвестиционный климат, делать его более привлекательным, благоприятным. У нас много международных цепочек: и «Мэрриотт», и «Континенталь», и «Холидей Инн», кого только нет! Но это все управленцы, это бренды, и мало кто из них инвестирует в гостиничный сектор. Вот почему федеральная целевая программа очень важна. Она и рассчитана на стимулирование прироста внебюджетных инвестиций в туристический сектор. В ноябре мы провели большой форум в Китае, в Шанхае, где представим различные инвестиционные проекты. Конечно, для нас важны зарубежные инвестиции в туристический сектор. В принципе, они осуществляются. Тому есть примеры и на юге, в Минеральных Водах, и в Сибири. Появляются зарубежные инвесторы, которые вкладывают деньги в российский туризм в Москве и Санкт-Петербурге.

– А второй сектор нашего курортного туризма?

Хлеб да соль как символ российского гостеприимства: вкусно и для имиджа страны полезно

– Санаторно-курортный комплекс мог бы стать серьезным козырем для развития и внутреннего въездного туризма. В России много мест, где можно отдыхать, наслаждаясь природными красотами, и получать при этом уникальные лечебные процедуры. Однако материально-техническая база многих санаториев устарела. Они были построены еще в советское время и находились в государственной или в профсоюзной собственности. Это была мощная индустрия, но ее нельзя назвать бизнесом в нашем понимании этого слова. Не было рынка, эта была система распределения путевок и, соответственно, распределения дотаций. Эти объекты жили за счет гарантированных бюджетных вливаний. Сегодня государство не может – да и не должно – содержать все эти санатории, многие из них стали ведомственными или вышли на рынок как частные предприятия. Но беда в том, что многие из них не умеют работать в рыночных условиях, инфраструктура изношена, а сервис – в худших советских традициях – ненавязчивый. Стоит острая задача – интегрировать их в новые условия, в бизнес. Удачные примеры есть, допустим, в Ставропольском крае, когда приходили частные инвесторы, реконструировали старое или строили новое. Эти проекты успешно существуют на рынке без какого-либо госзаказа. Но для них нужно совершенствовать нормативно-правовую базу. Санатории требуют особого подхода, там свои требования к размещению, организации питания, оздоровления и так далее. А значит, надо создавать отдельную систему их классификации. Без стандартов санаториям очень сложно выходить на рынок, дистанционно продавать свои услуги. Чтобы человек мог выбрать себе подходящую услугу, просто зайдя в Интернет, ему нужна какая-то система ориентиров, на основании которой он и будет принимать решение, покупать эту услугу или не покупать.

– Вы говорили о том, что необходимо пропагандировать въездной туризм. Многие государства выделяют большие средства на имиджевые расходы. Есть ли у нас такая возможность? И как Ростуризм участвует в пропаганде России?

Проплыть по Волге – значит понять душу России

– Наше государство также выделяет средства на эти цели. Но, увы, они несопоставимы с бюджетами Турции, Греции, Италии. Недостаток финансирования мы компенсируем креативностью, пользуясь общепринятым в мире инструментарием: присутствуем на всех крупнейших международных туристических форумах. Мы аккумулируем возможности России на единых национальных стендах, проводим различные роад-шоу с участием наших регионов, делаем презентации для целевой аудитории, для бизнеса, для журналистов, для потенциальных туристов. В этом году мы провели такие презентации на основных европейских рынках – в Великобритании, Германии, Франции. Прошел год российского туризма в Китае – это более 140 мероприятий по пропаганде возможностей России в сфере организации отдыха: различные форумы, конференции, пресс-туры. Мы провезли более 100 китайских журналистов по всей России, показали им многие регионы. В июне этого года прошла большая акция – в Москве в один день мы собрали 1000 китайских туристов и сделали для них масштабные презентации. Достигнут очень хороший эффект. Его отметили и на федеральном, и на региональном уровнях. Рост числа китайских туристов в Москве и других регионах за первые полгода составил 46 % .

– Кстати, если верить статистике, приведенной на сайте Ростуризма, прирост в целом по въездному туризму за первое полугодие составил 19 %. В минус ушли только Финляндия и Кипр.

Увы, но большинство маршрутов иностранцев в России весьма банальны – Санкт-Петербург да Москва

– Это как раз говорит о качестве тех маркетинговых программ, которые мы осуществляем. При этом нужно понимать, что основные европейские страны находятся в зоне кризиса, их граждане не так активно путешествуют, как в лучшие времена. А мы видим рост числа приезжающих туристов. Мы заказали специалистам из Высшей школы экономики исследование. Они проводили в Москве и Санкт-Петербурге опрос иностранных туристов 36 стран, которые впервые приехали в Россию. Так вот более 80 % респондентов изменили мнение о России в лучшую сторону. И практически все сказали, что либо приедут снова, либо будут рекомендовать посещение своим друзьям и знакомым. Это говорит о том, что есть еще очень большая инерция в отношении к России за рубежом. Очень много негатива в средствах массовой информации публикуется, очень много неправды пишется. Нам надо прорывать эту блокаду вместе с другими нашими ведомствами: МИД через Россотрудничество, Министерство культуры.

– А какие российские маршруты наиболее популярны у иностранцев?

Когда у тебя за спиной многовековая история, ты идешь в будущее гораздо увереннее

– В основном это Москва – Питер. Большим спросом пользуются речные круизы по Волге, очень популярны Байкал, Камчатка. Иностранцы проторили путь даже в Якутию. Специально заказывают туры в Оймякон, чтобы почувствовать на себе, что такое минус 60 градусов. И разочаровываются, если теплая зима и там минус 55.

– Президент Путин поставил задачу увеличить втрое объем въездного туризма к 2017 г.

– Задача на самом деле амбициозная. Хотя здесь я должен оговориться. Во-первых, что такое статистика в туризме? Часто цифры очень лукавые. Вот говорят: «Смотрите! Франция принимает 80 миллионов туристов в год, США – 100 миллионов!» А по нашей статистике это 2,5 миллиона! Сначала надо разобраться, кого считать туристами. Весь мир считает туристами путешественников, которые выезжают за пределы мест основного проживания на срок не больше одного года и не с целью заработка. Там, если поехал в другой регион бабушку, скажем, навестить, – ты уже турист. Ты пополняешь статистику международных прибытий. И таковых во Франции 80 миллионов, в США 100 миллионов, а у нас почти 25 миллионов в году. Поэтому если брать эти цифры, то на общем фоне мы выглядим не так уж и скудно. Но понятно, что в эти 25 миллионов входят все, в том числе и приехавшие с целью заработка.

– То есть и трудовые среднеазиатские мигранты тоже входят в это число?

– Конечно. Но мы должны понимать, что даже с учетом нелегальной трудовой миграции сумма все равно будет очень и очень приличная. Это все равно от полутора до двух десятков миллионов международных прибытий тех людей, которые приезжают в нашу страну не с целью заработка. Поэтому на общем фоне у нас потенциал въездного потока уже достаточно реализован. Конечно, он не до конца использован. Безусловно, нам есть куда развиваться.

– Что мешает улучшению туристического климата?

Когда в туристическую отрасль приходят инвесторы, отели начинают расти, как грибы после дождя

– Во-первых, мы должны понимать, что для любого туриста – иностранного, отечественного – важно соотношение цена/качество продукта. Вот инфраструктура. У нас не хватает гостиниц туристского класса. Москва и Санкт-Петербург могут похвастаться отелями бизнес-класса, знаменитыми сетевыми брендами. Но туристам-то нужны гостиницы класса 2–3 звезды и в центре города, а не у МКАД. Для иностранного туриста, конечно, важна вообще индустрия гостеприимства в городе, чтобы была понятная информация для ориентировки в городе. Кстати говоря, Ростуризм разработал единый стандарт ориентирующей информации. Сейчас мы его распространяем в регионы, а Москва и Санкт-Петербург его уже активно используют. Это пиктограммы – символы, которые понятны иностранцам без перевода. И, конечно, иностранному туристу нужны мотивации для приезда. Сейчас это в основном культурно-познавательный туризм, но очень важно развивать другие виды – например, событийные. Сегодня туристу уже неинтересно быть сторонним наблюдателем процесса, он хочет стать его непосредственным участником. Поэтому важно развивать событийность и в больших, и в малых городах. Конечно, надо упрощать получение виз. Мы активно педалируем вопрос об отмене визового режима с Евросоюзом.

– Мы готовы!

– Мы-то готовы, но мяч на их стороне. Нужна политическая воля. А там ничего, кроме политической ангажированности, пока нет. Потому что Россия с ее потенциалом выездного туризма привлекательна для всех стран Евросоюза. Они с удовольствием принимают российских туристов. Сколько тратит денег российский путешественник, мало кто тратит еще.

– А обстановка на Северном Кавказе влияет на привлекательность нашей страны для иностранцев?

– Есть много стран, где тоже не все благополучно с внутренней безопасностью. Возьмите Мексику, в которой много неблагоприятных криминогенных регионов. Но это не мешает ей развивать въездной туризм. Или Израиль, который является популярным местом для отдыха иностранцев. Возьмите Шри-Ланку, например. Да, в России есть проблемные зоны. Но туда иностранный турист и не поедет. Это не значит, что эти проблемные вещи распространяются на всю Россию.

– Приближается Олимпиада в Сочи. Каким образом Ростуризм планирует ее использовать? Вы пропагандируете это событие?

Мы должны сказать спасибо плохим отечественным дорогам за сохранение российской самобытности в глубинке

– Конечно! На всех наших выставках мы используем этот бренд. Информируем, что нужно приезжать, нужно участвовать. Это очень серьезная мотивация. Но помимо больших мероприятий очень важно развивать событийный туризм в регионах. Вот сейчас мы делаем единый календарь событийных мероприятий в Российской Федерации. Будем поддерживать их на всех уровнях. Вот, допустим, Суздаль проводит замечательный фестиваль «День огурца», Банный фестиваль. И каждый регион, каждое муниципальное образование сейчас тоже стремятся выдумать некий креатив, чтобы людям было интересно приехать. Поэтому мы сформируем этот единый календарь и будем его пропагандировать как на внутреннем, так и на зарубежном рынке. Есть хороший опыт: Москва проводила реконструкцию сражения на Бородинском поле, собравшую множество иностранных гостей.

– А предусматривают ли наши туроператоры, принимающие иностранцев, какие-либо бонусы для них?

– Уверен, что да. Но это зависит от конкретного туроператора. Безусловно, надо предлагать какие-то вещи, связанные с гостеприимством, с радушием, – те же бесплатные дополнительные экскурсии. Потому что у многих иностранцев существуют предрассудки, предубеждения, что россияне негостеприимные, хмурые, мрачные, не рады гостям. Конечно, надо создать для приезжающих праздник. Потому что, в принципе, люди едут за ощущениями. За ощущениями праздника. Туризм – это умение создать праздник в отдельно взятой гостинице, в отдельно взятом городе и в отдельно взятой стране. И если это сделано, тогда действительно туризм будет развиваться.

– Не кажется ли вам, что процветание въездного туризма напрямую зависит от качества и уровня жизни в той или иной стране? У нас есть много чего посмотреть, удивительные памятники. Но в той же Ивановской, Ярославской области – серые лица, хмурые бедные люди, которых приодеть бы надо, ужасные дороги, домишки покосившиеся, которые нельзя показывать. Как вы считаете, нужно ли все это решать в комплексе?

– Конечно. Все нужно решать в комплексе. Нельзя выстроить программу развития туризма без устройства инфраструктуры, изменения ментальности. Но что бы я хотел сказать. Мы не должны в погоне за стандартами потерять свое лицо и самобытность. Порой, находясь за границей в отеле, я не понимаю, в какой я стране. И даже прогулка по улице не помогает. Потому что глобализация, единая стандартизация убивает уникальность. А это существенно подрезает и туризм. Потому что люди путешествуют в надежде прикоснуться к какой-то самобытности, к чему-то не похожему на привычную обстановку. И когда мы говорим, что Россия долгое время была законсервирована в силу неразвитости дорог, неразвитой инфраструктуры, это надо использовать как плюс.

– Это экстрим!

– Это не только экстрим, это позволило сохранить нашу самобытность. Конечно, надо развивать дороги, надо открывать Россию и для россиян, и для иностранцев. Но нужно сохранять свою самобытность. У нас есть, скажем, все возможности для этнотуризма. Например, уникальная деревня староверов, которые живут в Сибири. Где еще посмотришь на их быт, прикоснешься к тому, как они живут? Есть возможности для развития сельского туризма, он сейчас крайне популярен. Многие иностранцы с удовольствием путешествуют по российской глубинке. Им интересно посмотреть, как живут наши крестьянские, фермерские хозяйства, сельские семьи. Это нужно использовать как плюс. Да, конечно, надо делать дороги, чтобы было легко доехать до места, создавать минимальные стандартные наборы услуг, обеспечивать комфорт и безопасность путешественников. Но не нужно строить пятизвездочную гостиницу в какой-нибудь деревне. Там, наоборот, необходимо сельские дома строить и делать ставку на них.

Страна наша должна быть доступна для путешественников. Доступна инфраструктурно, доступна информационно и доступна по деньгам. Чтобы каждая семья могла себе позволить путешествовать. Мы должны стремиться к этому: мотивировать туристов к поездкам, создавать оптимальное соотношение цены и качества, развивать инфраструктуру, поддерживать конкуренцию, чтобы цены снижались за счет расширения палитры предложений на туристическом рынке.

– Мы в свое время провели опрос: как отдыхают россияне. И выяснилось, что многие проводят отдых на диване, потому что приоритеты затрат семейного бюджета – это какие-то покупки, но не путешествия.

– Да, это серьезная проблема. Конечно, есть предметы первой необходимости. Но и путешествовать тоже необходимо – с точки зрения восстановления жизненных сил и здоровья, с точки зрения познавательной, воспитательной. Сейчас очень важно развивать детский туризм. Да нам хотя бы восстановить его в том виде, в каком он был в советское время, когда каждый школьник обязательно должен был посетить столицу. Ведь это важно для воспитания подрастающего поколения, для того, чтобы ребята чувствовали себя частью большой страны.

– Но сейчас даже многие взрослые себя так не чувствуют. Скажем, многим жителям Дальнего Востока не по карману просто купить билет на поезд в европейскую часть страны.

– Увы, это так. Но въездной туризм может внести свой вклад в решение и этой проблемы. Когда люди в провинции живут изолированно, они чувствуют себя оторванными от большой земли. Чувствуют, что столица и большая политика где-то там далеко, а они тут все, обделенные и забытые, брошены на произвол судьбы. Но когда туристы появляются на их улицах в провинции, даже местные жители считают себя приобщенными к большой земле, к большой стране. И это очень важный социальный фактор.

– «Отдых в России» – единственный журнал о въездном и внутреннем туризме. Мы очень дружим с Алтайским краем, есть там замечательный город Белокуриха. У нас появилась такая идея. Если одним словом выразить – «Анти-Юрмала». Мы хотим песенный фестиваль, который проводится в Юрмале и для участников которого латышские власти каждый раз чинят какие-то препятствия, перенацелить на Белокуриху. Там есть для этого все возможности. Мы будем писать об этом, приглашать всех желающих. В принципе, можем организовать туда поездку первой группы известных исполнителей.

– Мы, конечно, поддержим вашу идею. И не только информационно. Алтайский край вошел в программу туристско-рекреационного комплекса «Белокуриха-2». То есть Белокуриха уже заполнена на 120 %. Я сам был там зимой. Видел, как работает курорт, он битком забит, горнолыжные трассы забиты все, средства размещения… Причем за счет внутренних туристов. Большие потоки из Сибири идут. Там можно получить лечение, аналогичное лечению в Карловых Варах, и, говорят, с тем же результатом. Там уникальная возможность и для активного отдыха, и для оздоровительного туризма. Поэтому курорту надо расширяться.

– Вот здесь бы активную пропагандистскую кампанию провести!

– Проведем! Мы на самом деле конечно же со многими регионами поддерживаем теплые отношения, приветствуем любые их инициативы. Мы в этом году в Белокурихе проводили очень большой форум по медицинскому оздоровительному туризму. Привозили делегации из Венгрии, Чехии, Литвы. Они, конечно, очень удивлялись, когда видели, что там есть. Базу лечебную и прочее. У нас самая сильная в мире курортология. Это наш бренд, который нужно активно поддерживать. Но, конечно, необходимо решать транспортную проблему. У них в планах на ближайшую перспективу построить аэропорт в Бийске, потому что все-таки от Барнаула далеко ехать. Я был не так давно на 75-летии Алтайского края и увидел, что местные власти очень большое внимание уделяют туризму. И оздоровительному, и событийному. Поэтому если организаторы фестиваля, о котором вы говорили, бросят якорь в Белокурихе, я их поддержу.

– А можно задать вам несколько личных вопросов? Расскажите о себе.

– У меня не туристское образование. Когда я учился, его не было еще в современном виде. Я окончил философский факультет Ленинградского тогда еще университета. И нахожу много общего между философией и туризмом. Философия – это всегда открытость к новизне, когда мысль не останавливается на обыденности, а готова меняться. А туризм – это такая же потребность открывать для себя что-то новое, возможность приобщиться к другой культуре, к другой ментальности. Сделать для себя какое-то открытие не только в географическом, но и в культурологическом плане. Быть толерантным, уважать другую культуру, другое мнение. Поэтому на стыке этих двух вещей – философии и туризма – совершенно логично возник некий мостик, который меня по жизни как-то и определил в эту отрасль.

– А до прихода на должность главы Ростуризма вы занимались какой-то практической деятельностью в этой сфере?

– Да, занимался. Был опыт работы за границей. Уже был готов к работе и на чиновничьей должности. Я работаю в агентстве с 2005 года, один из старожилов в Ростуризме. Прошел все ступени карьерного роста и прочувствовал все болевые точки и самой отрасли, и всех проблем, связанных с управлением этой отраслью. Туризм – это очень беспокойное хозяйство. Здесь, с одной стороны, важно не навредить бизнес-процессам, а с другой – мы должны понимать, что во главе угла стоят люди и защита прав туристов и потребителей туруслуг тоже очень важна.

– Кстати, фонд турпомощи, который недавно создан, это ваша инициатива?

– В том числе. Мы ведь столкнулись с ситуацией, когда за короткий промежуток времени разорилось большое число турфирм. Здесь надо понимать, что банкротства были, есть и будут. Кстати говоря, Россия в этом плане ничуть не лучше и не хуже других стран, где банкротств случается не меньше, если не больше. В Великобритании, в Польше недавно было несколько громких случаев краха турфирм. Эта болезнь существует во всем мире. Но мы должны создать эффективный механизм защиты прав туристов.

Мы занимаем очень активную позицию во Всемирной туристской организации (ВТО), являемся членами исполнительного совета. И именно благодаря нашей инициативе в рамках ВТО создана рабочая группа по безопасности туризма. Мы работаем над созданием некоей международной конвенции по безопасности, к которой могли бы присоединиться все страны и которая способствовала бы защите прав иностранных туристов. Потому что мы часто видим: права туриста ущемляют, а местные власти бездействуют. Мы вмешиваемся через МИД, через свои каналы. И, конечно, побуждаем также местные власти вмешиваться. Если туристы находятся в твоей стране, а их делают заложниками в спорах хозяйствующих субъектов – паспорта не отдают, багаж удерживают, вымогают деньги, угрожают, – это недопустимые вещи, просто недопустимые. Поэтому мы и создали Турпомощь. Но надо понимать, что эта организация выполняет только одну из функций – возвращение туристов на родину. Всё, других функций у нас нет. У нас действует институт финансовой ответственности туроператоров. И его никто не отменял. Поэтому турист, уже вернувшись на родину, может идти в страховую компанию. Если он недополучил какие-то услуги и понес какие-то прямые убытки, он все равно получит страховую компенсацию. Еще раз подчеркну, туристический рынок весьма чувствителен. Он очень восприимчив к любым колебаниям, социально-политическим катаклизмам – любая негативная информация может в два счета обрушить то или иное направление. Поэтому нужно очень взвешенно подходить к любым решениям, связанным с управлением отраслью. Очень взвешенно. Во главу угла, конечно, надо ставить защиту туриста. Это главное.

Print Friendly

Читай журнал

Скачай №96 сентябрь-ноябрь PDF

Заказать журнал онлайн

Внимание!
Теперь вы можете заказать журнал по почте!
X

Pin It on Pinterest

X