Александр Мещанкин: «Активные туры на Камчатку мы организуем даже для людей с ограниченными возможностями здоровья»

16.10.2019 | Интервью

 

— Александр, людям с ограниченными возможностями здоровья довольно сложно выстраивать логистику передвижения даже по городу. В какой момент идея организации для них такого путешествия перестала казаться нереальной?

— Я занимаюсь активным туризмом всю жизнь, живу походами в горы и к вулканам. Параллельно преподаю в камчатском филиале Российского государственного университета туризма и сервиса, поэтому, наряду с коммерческими группами, показываю Камчатку студентам.

Неподалеку от города Елизово я построил гостевые дома. За студентами, которые приезжали сюда, потянулись пенсионеры – как раз заработала программа субсидирования перелетов на Дальний Восток. Это все социальные группы туристов. Кроме того в походы с нами иногда записывались люди с особенностями, которые хотели вместе с обычной группой пойти, к примеру, на вулкан.

Был в этой истории и личный мотив. Мама моей жены – инвалид, передвигается только на коляске. Она стеснялась этого и восемь лет не выходила на улицу. У нее на кухне лежала тетрадка, куда она записывала, что происходит за окном, кто из соседей куда поставил машину. Таким был ее мир. И вот я не выдержал и потащил ее на улицу. Так мы начали выходить. Потом стали выезжать на дачу, потом съездили под Авачинский вулкан, на морскую прогулку, потом мы взяли ее с собой в отпуск.

Потихонечку я начал общаться с теми, кто путешествует на колясках, расспрашивал, как им было бы удобнее. Инвалиды говорили, например, что хорошо бы, если в гостинице есть душ, а в нем стоит стульчик, на который можно сесть, чтобы помыться.

Когда я начал строить вторую базу в Елизово, то решил учесть такие нюансы. Поэтому домики там одноэтажные. По деревянным настилам можно из кают-компании добраться до своего бунгало. Там есть удобный туалет и гигиенический душ.

Решение сделать базу именно такой было верным, потому что даже в составе обычных групп все больше и больше людей с какими-то особенностями. В прошлом году приезжали восемь человек в стадии ремиссии раковой опухоли. Они стараются использовать время между курсами лечения, чтобы больше ездить, смотреть. Есть люди просто с болями в спине и другими проблемами.

Так я пришел к тому, что хочу делать специализированные туры для инвалидов. У меня появилась единомышленница Людмила Микалуцкая. Она живет в Волгограде и работает в региональном отделении Федерации спорта лиц с поражением опорно-двигательного аппарата. Там, например, на средства президентского гранта сейчас готовят гидов-адаптивников. Людмила загорелась нашей идеей и приехала на Камчатку, чтобы заниматься обустройством базы. Именно она собрала группу ребят, которые решились отправиться в первый тур. В их числе оказались активные паралимпийцы и общественные деятели. Ребята приехали и буквально зарядили нас энергией! Благодаря им мы лучше разобрались, какие параметры должны быть на маршруте, и в следующем году будем набирать уже коммерческую группу.


— По вашим наблюдениям, людям с ограничениями, чтобы начать путешествовать, сложнее преодолеть психологический барьер или недостатки среды?

— Основная проблема – психологическая. Со всем остальным они могут справиться. Один из участников прошедшего тура – колясочник. Он впервые летел на дальнее расстояние. Оказалось, в самолет нельзя брать специальную коляску для передвижения, несмотря на то, что она есть в аэропортах. По этой причине, добираясь до Камчатки из Волгограда, он ничего не ел и не пил, а это в общей сложности примерно 15 часов. Некоторые в полете надевают памперс. А ведь можно просто поставить на борт коляску, чтобы дать такому человеку возможность сходить в туалет. Об этом нужно говорить.

— Как вы разрабатывали маршрут для этих шестерых смелых?

— Мы ориентировались не на их возможности, а на впечатления, которые они должны получить. На Камчатке обязательно надо отправиться на морскую прогулку, увидеть черные пески Халактырского пляжа, порыбачить, поесть краба, сваренного прямо у моря. Нужно поехать на Мутовский вулкан – он самый доступный, летом – даже колясочнику, и один из самых красивых. Дорога туда очень интересная, но нужен транспорт высокой проходимости. У нас ребята оборудуют джипы, которые проходят через лаву, снега, наст и воду, на них доезжаем до входа в кратер, проходим туда по дну узкого ущелья.

Возле кратера уже в конце сентября образуется наледь, поэтому с коляской возникли сложности, но в следующем году я планирую обязательно завести в кратер человека на коляске. Мы уже пытаемся разработать специальную модель с третьим колесом посередине. В Австралии на таких «тачках» инвалидов возят по сложным маршрутам, стоит она 15 тысяч австралийских долларов. Попробуем сделать свою.

После вулкана мы поехали на нерестовое озеро Начикинское. На лодке можно добраться до самых интересных мест, где удобно наблюдать, как медведи ловят рыбу.

— Что оказалось самым сложным на маршруте?

— Все что происходило на маршруте, наши туристы воспринимали не как преграду, а как приключение. На одном из термальных источников оказался очень неудобный туалет. Некоторым было сложно забираться в ванну с термальной водой. На берегу Тихого океана оборудован деревянный настил, но к самой воде он не подходит, колеса увязают в песке. Подход к воде не оборудован из-за того, что во время прилива сильные волны могут разбить доски. В этот раз коляску мы тащили на руках, но предложили местной администрации сделать настил, который можно разбирать на время прилива. Они обещали подумать. Сложно было попасть на катер – там узкие дорожки. Сложно сесть в высокий джип. Кое-где на коляске невозможно подняться на смотровые площадки, но это поправимо.

Вообще колясочникам в путешествии сложнее всего. Но и у остальных случаются проблемы. Во время восхождения у одного из наших туристов постоянно сбивался электронный протез ноги. Механизм не понимал, как правильно подниматься в гору и идти вниз. Когда наш турист спустился, сказал: «Какая красота! Буду думать, какой поставить механизм, чтобы ходить в горы».

— Что вызывало самые большие эмоции у группы?

— Камчатка – это не просто красивые места, она брутальная. Первое ощущение восторга туристы испытали, когда увидели Тихий океан.

Потом их очень впечатлил Мутновский вулкан и как они ехали к нему на джипах. Морская прогулка, волны, которые разбиваются о скалы, птичьи базары, лежбище сивучей тоже всколыхнули много эмоций.

В центре города наш колясочник устроил своего рода шоу. Закатился на сопку Никольская и стремительно понесся вниз. Я побежал за ним, внизу он говорит: «Думал, не остановлюсь – такой адреналин!». Там на возвышенности стоят пушки, которые смотрят в океан – батарея Максутова. Ему и туда как-то удалось взобраться.


— Как вы подбирали гидов и много ли в стране гидов-адаптивников?

— Мы занимаемся активным туризмом, и гиды у нас подготовленные. В походе может произойти разное, поэтому они и сами довольно выносливы, и могут оказать помощь другим. Во время джип-тура джиперы выступают в роли гидов. Они помогали нам усадить всех в машину, обеспечить комфорт, никто не задавал лишних вопросов. Но если говорить о коммерческом туризме, то там уже стоит привлекать профессионалов, то есть гидов-адаптивников, которые знают особенности тех или иных заболеваний.

Школа таких гидов только создается. У нас вообще мало где готовят гидов как таковых. Есть разве что инструкторы для активного туризма. Гиды-адаптивники будут специализироваться на работе с туристами, у которых проблемы опорно-двигательного аппарата, ДЦП, слабовидящими, слепыми и т.д.

Это может показаться странным, но есть слабовидящие, которые хотят путешествовать. Мне рассказывали о слепых туристах из России, которые отправились на север Европы. Они спрашивали людей, которые были рядом, какие цвета те видят и что вокруг происходит. Более того, они даже снимают видео, чтобы показать своим близким.


— Как финансировался ваш проект?

— Людмила Микалуцкая смогла привлечь грант на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов. Этих денег хватило на перелет и экскурсии.

Я взял на себя проживание и питание группы. Мне было важно посмотреть, как примут маршрут сами участники, как поведут себя местные гиды.

Считаю, что проект должен быть социально-коммерческим, а не разовым благотворительным. Нужно найти модель, которая бы сама себя окупала. Недельный тур для инвалидов без перелета должен стоить 35-45 тысяч рублей с человека, включая все экскурсии. И обязательно должен быть маршрут с преодолением. В этой нише есть перспективы и для спроса, и для коммерции. Такие путешествия будут интересны и зарубежным туристам с особенностями здоровья. Многие фонды очень заинтересованы в том, чтобы дать возможность человеку с ограниченными возможностями здоровья путешествовать далеко.

Источник

Print Friendly, PDF & Email

Last modified:

Добавить комментарий

Pin It on Pinterest