В стране башен

Солнечный город

Мы идем по Магасу, вдыхая запах весны: в открытых лицах прохожих, в зелени газонов, россыпи цветов, украшающих его площади, в брызгах фонтанов. Магас – один из немногих городов мира, специально основанных как столица. По легенде столица древнего Аланского государства называлась Магас (Маас). Одна из версий древнеаланского значения этого слова – «город солнца». Он был густонаселен и играл ключевую геополитическую роль для всего Кавказа. Неудивительно, что Магас стал одной из главных целей татаро-монгольских завоевательных походов XIII в. В 1239 г., после года отчаянного сопротивления, древний Магас пал и был разрушен до основания. Спустя сотни – в 1995 г. в чистом поле новый Магас был основан первым президентом Ингушетии Русланом Аушевым – как административный центр республики, сменив в этой роли Назрань.

Магас. Здесь работает глава республики.

Магас. Здесь работает глава республики.

При минимуме памятников архитектуры в Магасе есть что-то завораживающе футурологическое. Кажется, что находишься в некоей лаборатории, где производится будущее. Дома здесь просторны, улицы широки и удобны. Величественный президентский дворец, новенький, с иголочки телецентр, строящийся Дворец спорта, причудливая крыша аэропорта, фундаментальный и мощный Мемориал памяти и славы, органично вписанный в ландшафт на фоне легендарного Казбека. Все говорит об основании новой жизни – с «заглядом» далеко вперед.

Визиткой и главной архитектурной достопримечательностью «города солнца» призвана стать стометровая башня в стиле исторических башенных комплексов горной Ингушетии. Удачная планировка этажей позволит проводить в ней культурно-массовые мероприятия, научные конференции, заседания Совета тейпов и различные молодежные форумы, там же будут открыты этнографический музей и художественные мастерские.

Но нам – в президентский дворец, в гости к главе Ингушетии Юнус-Беку Баматгиреевичу Евкурову.

Юнус-Бек Евкуров: Ингушетия последовательно создает свое «туристическое лицо»

RIAN_01021157_HR_opt– Когда Российская империя прокладывала путь на Кавказ, конвоем в охрану всегда брали именно ингушей, которые отвечали за тот или иной участок, – говорит Юнус-Бек Баматгиреевич – боевой офицер ВДВ, гвардии полковник в отставке и Герой России. – Наверное, именно поэтому 243 года назад наш народ решил укрепить дружбу с Россией и подписал соглашение о добровольном вхождении в ее состав. Тогда же было дано завещание потомкам верой и правдой служить своей родине, которое мы строго исполняем.

– Каким нам видится будущее республики? – размышляет президент Ингушетии. – Прежде всего будут продолжены лучшие традиции прошлого, основой останется религия, которая помогала выстоять нашему народу в самые сложные времена. Ингуши соблюдали религиозные каноны даже тогда, когда вся страна отреклась от веры. Недавно на встрече с Патриархом Кириллом в Пятигорске мы обсуждали эту тему. Он справедливо заметил, что безверие и попытка уйти от Бога может довести страну до катаклизмов. Но сегодня, к счастью, Бог возвращается в души людей.

Если говорить о стратегических планах, то, безусловно, туристический комплекс позволит значительно повысить социально-экономический потенциал республики.

– Как республика планирует привлекать туристов? Нужны ведь интересные события, статусные соревнования, которые сначала привлекут людей увлеченных, а за ними – и простых туристов…

– У нас полным ходом идут подобные мероприятия. В прошлом году мы впервые провели Кубок по парашютному спорту. Планируем организовать его и в 2013-м. Получивший сразу громкую известность всероссийский турнир по смешанным единоборствам «Битва в горах», который впервые прошел в прошлом году, – повторится в этом. Тогда поединок между знаменитыми бойцами Александром Емельяненко и Ибрагимом Магомедовым через федеральные телеканалы увидели миллионы людей, он получил «хорошую прессу».

После чего мы решили сделать эти зрелищные бои на историческом фоне горных башен ежегодными.

Могу сообщить, что для «Битвы в горах-2013», которая состоится 8 июня, все уже практически готово. На площадке сделано основание под установку ринга, оборудовано 5400 удобных мест для зрителей, прекрасно вписывающихся в окружающий ландшафт. Сиденья сделаны из гладких сланцевых плит, а ножками для них послужила гранитная основа. Именно из этих материалов построены окружающие боевые башни. Чтобы минимизировать движение транспорта около них, мы оборудовали новый подъезд к территории комплекса.

– В составе ингушской команды, покорившей Эверест, была женщина – учитель Лейла Албогачиева, которая до этого совершила восхождения на Эльбрус, Килиманджаро, Аконкагуа. В истории восхождений это шестая россиянка, побывавшая на вершине планеты. Кроме того, в республике – один из самых высоких уровней рождаемости в стране. Все это говорит о том, что женщина в республике чувствует себя защищенной…

В ближайшей перспективе в «Армхи» будут оборудованы пять трасс разной сложности.

В ближайшей перспективе в «Армхи» будут оборудованы пять трасс разной сложности.

– Да, а еще о том, что мужчина чувствует себя мужчиной! Интернациональная «ингушская» группа посвятила в прошлом году свое восхождение 20-летию образования Республики Ингушетия. Конечно, мы благодарны организаторам этой экспедиции за то, что они включили в команду женщину. Признаться, я изначально относился к этой затее скептически. Но когда внимательнее изучил планы, познакомился с опытнейшим альпинистом Сергеем Богомоловым, поверил в них. И затем мы уже внимательно следили за их восхождениями, переживали. Благодаря таким событиям альпинизмом в Ингушетии начинают увлекаться многие люди, молодежь. Теперь на нашу знаменитую гору Столовая совершают восхождение сотни жителей республики. Кстати, в этом году в День памяти, 22 июня, на гору планируют взойти до тысячи человек. И я буду в их числе.

– Кажется, в Ингушетии ожидается массовое увлечение горными лыжами и сноубордом в связи с открытием в этом году первого в республике горнолыжного курорта «Армхи»?

– Да, мы ожидаем такого развития событий вместе с притоком горнолыжников и сноубордистов из разных уголков нашей страны, и в первую очередь – из ближайших соседских республик и регионов – Чечни, Осетии, Ставрополья. Хотя местные энтузиасты уже не первый год катаются с наших гор и без всякой инфраструктуры (в республике есть Федерация горнолыжного спорта и сноуборда), создание двух горнолыжных курортов – «Армхи» в Джейрахском районе, а за ним «Цори» – на хребте Цорейлам в Джейрахском и Сунженском районах – на несколько порядков повысит число желающих освоить эти виды, как отдых.

Для Ингушетии открытие курорта «Армхи» – это бренд позитива, бренд стабилизации, бренд совершенно другой Ингушетии.

Из «Армхи» можно отправиться на «историческую» экскурсию. Например, к древним языческим капищам на горе Мятлом.

Из «Армхи» можно отправиться на «историческую» экскурсию. Например, к древним языческим капищам на горе Мятлом.

Армхи – это не просто географическое название высокогорного села, но одно из пяти мест на территории бывшего СССР, где космонавты после полетов в космос могли быстро адаптироваться в лечебно-оздоровительном комплексе (ЛОК) «Армхи»… В 1998 г. в Армхи был построен новый отельный комплекс, оборудованы грязевые ванны, где можно лечить суставы и позвоночник.

А за последние полгода построена 650-метровая двухкресельная канатная дорога, горнолыжная трасса длиной 1,2 километра, разделенная на участки красной и зеленой категории. В дальнейшем планируем как минимум еще пять трасс разных категорий, в том числе для людей с ограниченными возможностями. При открытии первой трассы мы подписали соглашение с горнолыжной школой Леонида Васильевича Тягачева. Школа Тягачева ежегодно будет готовить для Ингушетии тренеров-инструкторов по горнолыжному спорту и сноуборду, а также там будут обучаться будущие ингушские горнолыжники.

За эти полгода кроме горнолыжной инфраструктуры построены три бассейна, ресторан площадью 600 квадратных метров. На верхней точке появился пункт проката, магазин одежды. В соседнее ущелье проведен водоотвод, дренажная система. Для «раскрутки» новой зоны отдыха цены на предлагаемые туристам услуги там в первое время будут минимальными. Например, дневной ски-пасс в «Армхи» в следующем сезоне мы хотим сделать не более 500 рублей.

Трасса освещается ночью так, что местные жители смогут кататься и после работы вечером.

– Насколько же «местными» должны быть эти жители, чтобы успеть сюда добраться? Как вообще с транспортной логистикой?

– Это, как раз, одна из сильных сторон Армхи. От аэропорта «Магас» сюда добираться час с небольшим, от железнодорожного и автовокзалов Магаса – менее часа. А из аэропорта и вокзала Владикавказа – вообще минут сорок ехать. То есть жителям Северной Осетии по крайней мере вдвое быстрее будет добраться до «Армхи», чем до своих курортов в Цейском ущелье. Планируем на следующий сезон запустить микроавтобусы с логотипом «Курорты Северного Кавказа», которые от вокзалов и аэропортов Магаса и Владикавказа недорого довезут людей прямо до курорта «Армхи». В дальнейшем хотим создать рядом с курортом небольшой полевой аэродром для легкомоторной авиации или как минимум – площадку для вертолетов.

– А где можно будет останавливаться туристам, которые «не местные»?

– Проживание в 140-местной гостинице со всеми современными удобствами на сегодня у нас сутки 1500 рублей с питанием. В самом поселке есть немало желающих заняться семейным гостиничным бизнесом. Три-че­ты­ре семьи уже сегодня готовы принимать на хорошем уровне. Помимо этого на верхней площадке по линии движения трассы собираемся построить ряд шале – микроотелей, как в Альпах. Место сказочное – высота 1770 метров, чистейший воздух, пихты. Российские инвесторы, в том числе непосредственно из Ингушетии, уже в очередь становятся, чтобы «вложиться» в эти шале.

– Вслед за «Армхи» вы собираетесь «поднимать» в республике и второй высокогорный курорт – «Цори». Не «разброс» ли это? Может быть, лучше было бы сконцентрироваться на одном месте?

– «Цори» входит в федеральный список тур-клас­те­ра «Курорты Северного Кавказа». Ингушетия позже всех была включена в кластер, позже вышли правительственные постановления по нашим курортам. В этом плане, можно сказать, нам чуть-чуть не повезло. Но тем не менее мы не сидим сложа руки, и то, что нами здесь уже сделано за короткое время, говорит о нашей реальной заинтересованности.

Небольшие частные шале, как грибы начинают расти в ингушских горах.

Небольшие частные шале, как грибы начинают расти в ингушских горах.

Кто-то может, глядя со стороны, скептически посмеиваться: столько шума, а открыли-то всего одну канатку! Да, в Куршевеле тысяча этих канаток и спусков…

Но, друзья мои, мы ведь только начинаем! То, что в альпийских странах проходили за десятилетия, мы собираемся пройти за годы. Нет ничего такого, что в Европе можно сделать, а у нас нельзя. Проблема в наших головах и в том, что мы сами боимся себя, боимся, что у нас что-то не получится. Кстати, в силу кризиса технологии, спортивный инвентарь европейских компаний стал ныне гораздо доступнее – и мы этим пользуемся. «Армхи» для республики опытный полигон, каким, скажем, стала для Сочи «Красная Поляна». Там тоже начиналось все с одного небольшого подъемника, а сегодня – смотрите, какого класса создан центр!

Курорт «Цори», он более удаленный, чем «Армхи»: от «Магаса» полтора-два часа дороги. Но с точки зрения катания там, конечно, потенциал гораздо богаче. «На выходе» в «Цори» можно получить порядка 60 спусков совершенно разных категорий и около 20 подъемников. Это уже сравнимо и с «Красной Поляной», с Домбаем, с Польшей, Болгарией, Андоррой, куда сегодня едут российские горнолыжники и сноубордисты. На «Армхи» мы хотим отработать все туристические технологии и с этим багажом опыта и взяться за «Цори», чтобы не повторять ошибок.

– Вы ранее упомянули три бассейна в «Армхи» – зачем так много?

– Мы делаем там новую тренировочную базу для пловцов – в том числе,

Одна из «констант» ингушской кухни – мучные изделия с начинками из творога, тыквы, картофеля, черемши и крапивы. И конечно – мяса.

Одна из «констант» ингушской кухни – мучные изделия с начинками из творога, тыквы, картофеля, черемши и крапивы. И конечно – мяса.

надеемся, и для сборной России по плаванию. Сейчас доделываются три современных классических 25-метровых бассейна, один из них прыжковый с вышкой. Верхний бассейн будет крытым – всесезонным. Есть «лягушатник» для детей и вся инфраструктура для людей с ограниченными возможностями.

Дать экспертную оценку курорту как потенциальной базе сборной мы пригласили вице-президента Всероссийской федерации плавания Дениса Панкратова. Он лично обошел все три бассейна, все посмотрел и остался доволен увиденным. Таких высокогорных баз подготовки пловцов в стране после распада СССР вообще не осталось. Мы не скрываем, что хотим на этом тоже сыграть и зарабатывать, приглашая сюда сборные и страны, и регионов. Создаем класс пловцов в школе, чтобы уже на этой базе готовить и собственных ингушских спортсменов.

– При формировании туристических зон нередко возникают проблемы с собственностью земли и с защитой памятников истории. Эти же факторы порой отпугивают потенциальных инвесторов…

– У нас все земли государственные: федеральные и местные. Они передаются Минэкономразвития на 49 лет в аренду. После этого инвесторы туробъектов имеют право получить землю в собственность. Мы изначально выбирали места, где нет поселков, соответственно, нет объектов, связанных с переделом или изменением статуса земли.

При этом мы учитываем древние обычаи нашего народа. Ведь в Ингушетии каждая старинная башня – она «под кем-то». То есть там живет тейп, далекие предки которого и строили эту башню. Люди к этим вещам серьезно относятся. Поэтому мы, во-первых, категорически запрещаем ближе чем в 150 метрах от этих памятников что-либо строить. Во-вторых, если рядом что-то планируют делать, то мы в обязательном порядке обращаемся к тейпам, которые тоже подключаются к проекту. То есть бизнесмены, которые у них в роду, – кто-то берется шале строить, кто-то гостиницу, ресторан. Сам тейп на своем родовом объекте готов туристам «условия» создавать. Тут есть и момент соревновательный, потому что у каждого тейпа есть свои фирменные «фишки», как сейчас говорят – в том числе и по кухне.

– Кстати, о кухне. Чем Ингушетия в кулинарном плане туристов порадует?

Х’онк (дикий чеснок, черемша). Кухня Ингушетии.

Х’онк (дикий чеснок, черемша). Кухня Ингушетии.

– Мы хотим продвигать 10 ключевых национальных блюд. Есть, например, у нас традиционные ингушские тонкие кукурузные лепешки с творогом. Они очень калорийные. Раньше охотник в дорогу мог взять кусок такой лепешки, холодной водой запивать – и ему на 3 дня этого хватало. В Дагестане они называются чуду, у нас это – чапилгаш. Очень вкусен ингушский густой суп бирх с варенными в бульоне кусочками теста – халтым. Я хочу, чтобы у каждого села был свой кулинарный бренд. В том селе наше традиционное мясо – дулх варят лучше всего, в этом – лепешки делают самые вкусные, здесь из молока козьего продукты – объедение, там – из черемши вареной.

Все это не только очень вкусно, но и экологически чисто. Будем смотреть, чтобы в ресторанах в туристических зонах были не только наши кавказские, но и русские, европейские блюда – тот же греческий салат.

– Один из распространенных стереотипов, связанных с Кавказом, что народ здесь слишком гордый, чтобы кого-то обслуживать, заботиться о комфорте для туристов…

– Наша миссия – этот стереотип сломать. Мы заключили соглашение с федеральным вузом, где готовят кадры туриндустрии, и организовали в нашем госуниверситете группу, которая будет по этому направлению заниматься. В политехническом колледже также создано уже два класса по туристическому сервису. А еще мы, подсмотрев эту практику за границей, с 9-го класса внедряем своеобразные «уроки гостеприимства» – под будущие потоки туристов. В европейских странах этот курс с 1-го класса в голову ученикам вкладывают. Мы не стали копировать буквально: гостеприимство у ингушей с раннего детства в семье воспитывается. Но на более осознанном уровне мы объясняем нашим юным землякам, что любой турист, даже если он не лично его гость, не в его семейную гостиницу пришел, – это гость республики, он повышает уровень благосостояния республики, создает в ней рабочие места.

Слева направо: Блогеры Ахмед Чергизов и Закри Цуров на испытании нового подъемика в «Армхи».

Слева направо: Блогеры Ахмед Чергизов и Закри Цуров на испытании нового подъемика в «Армхи».

Мы не хотим дежурного «евро-гостеприимства» с приклеенными улыбками. В больших отелях, может быть, и уместны какие-то европейские уловки, но в семейных гостиницах пусть будет все реально: какая женщина-хозяйка есть, такая она и должна быть, она не должна притворятся. Приехавшие будут видеть не манекенов, а живых людей – со своими «тараканами» в голове. Ничего в этом нет плохого, это местный колорит, он тоже привлекает туристов.

При поддержке наших малых и средних предпринимателей мы разворачиваем для приезжих широкую торговлю изделиями народных промыслов. Кто-то будет продавать шапки-папахи, кто-то – сувенирные кинжалы, одежду. По нашим расчетам, как минимум 60% жителей Джейрахского района могут быть заняты работой на туристов: кто-то будет специально разводить мясо, молочные продукты, кто-то делать сувениры, ковры ручной работы, продавать мед…

Кстати, насчет творческого отношения к индустрии гостеприимства. Вот, вроде бы, считается, что асфальтовые дорожки – это хорошо, культура. Мы тоже планировали в Джейрахе дорожки к туробъектам заасфальтировать, а после посещения Ингушетии Великой княгиней Марией Владимировной отказались. Мы ее возили по горам, и она сама сказала: ни в коем случае не асфальтируйте. Мол, в Европе как раз стремятся в туристских зонах перейти на такие естественные дороги, никому мертвый асфальт уже не нужен.

– Неизбежен «сакраментальный» вопрос – о безопасности в республике. В новостях мы то и дело слышим: в перестрелке ликвидированы боевики, предотвращен теракт… Как вы собираетесь победить стереотипы о том, что Ингушетия, а шире – Северный Кавказ – не самый подходящий регион для отдыха?

Безопасность курорта «Армхи» и других тур-объектов в Ингушетии продумана надежно, с многократным «запасом прочности» и «заделом» на будущий рост посещаемости.

В будущем небольшие самолеты и вертолеты смогут приземляться на мини-аэродромах непосредственно возле ингушских курортов. Республика «обречена» на туристический бум!

– Во-первых, Ингушетия все-таки это не весь Кавказ. Скажем, в том же Дагестане проблема бандитизма стоит не в пример острее. Во-вторых, не нужно ориентироваться на СМИ, особенно на интернет-издания. Вашего брата-журналиста хлебом не корми, дай шум раздуть, попугать. Задам встречный вопрос – в тех реальных спецоперациях в республике, о которых вы последнее время слышали, пострадал ли хоть один турист? Нет, эти «остаточные явления» с бандитизмом их вообще не затрагивают. Между тем, например, в Турции каждый год разбиваются автобусы с туристами, люди травятся суррогатным алкоголем, в Египте акулы кусаются, при этом в городах массовые побоища идут, а ничего – народ наш да и европейцы продолжают приезжать толпами.

Конечно, никто и нигде априори не застрахован ни от бандитов, ни от поломок техники, ни от природных явлений. В «Армхи» мы проводим регулярные тренировки всех служб – от правоохранительных до МЧС. Серьезно поставлены мероприятия, связанные с антитеррористической защищенностью объектов. Тщательно проверяется готовность медицины катастроф, горноспасательных служб.

Поверьте, безопасность этого курорта и других тур­объектов, маршрутов продумана очень надежно – с многократным «запасом прочности». Но мы делаем так, чтобы турист вообще этого не видел, не чувствовал. Не будет ни БТРов, ни вертолетов, ни ядерных ракет. Сотрудники полиции, например, будут в форме «гаишников» или – вообще, в «гражданке». То есть мы минимизируем эти страхи.

– «Армхи» вроде бы входит в погранзону, там граница с Грузией — не создаст ли это неудобств для туристов?

— По нашей просьбе еще 3 года назад курорт вынесли за погранзону: там нет сейчас пограничников, столбов, наблюдательных вышек. Пропуска, правда, до сих пор туда нужны для иностранных туристов, но мы сделали так, что гостям это не доставит никаких хлопот. Кто приедет через комитет по туризму через туристические агентства, которые сейчас создаются — в том числе по «Курортам Северного Кавказа» — тем людям пропуска заранее будут готовиться, туристы вообще этого не заметят. Но даже если вы поедете «дикарем» и без предупреждения, то не окажетесь в роли «нарушителя». В разгар турсезона на шоссе у погранпоста всегда будут дежурить люди из комитета по туризму, и в течение часа вам оформят временные пропуска.

— Как вы информируете потенциальных туристов, рекламируете Ингушетию туристическую?

— Мы регулярно проводим различные фестивали, конференции, другие мероприятия, привлекающие внимание к республике. Максимально показываем возможности республики всем деловым людям и просто туристам, чтобы они по «сарафанному радио» дальше передавали. Например, не так давно мы пригласили в гости — в Джейрах влиятельных блогеров из Саха-Якутии. Они уехали, по-моему, под большим впечатлением. С другой стороны, наш комитет по туризму уже наладил хорошие контакты с турфирмами из многих регионов страны. Туроператор из Владивостока, скажем, предложил организовать в республику тур для гостей из Китая и Гонконга.

RIAN_00447703_HR_optРазумеется, мы собираемся выходить на «международную линию», подключаем для этого рекламу. Сейчас создается Интернет портал, который будет в режиме он-лайн освещать все события, начиная от туристических маршрутов, схем приезда к нам, до обзора окружающего ландшафта и объектов культуры. Через этот сайт можно будет выбрать конкретный номер в том же ЛОК «Армхи», посмотреть через веб-камеру, что происходит на горнолыжной трассе, как движется подъемник.

— Вы и другие руководители республики тратите сегодня много энергии, чтобы создать привлекательный туристический имидж Ингушетии. Какова для вас «сверхцель» этой работы?

— Позвольте слегка поправить: мы не тратим, а вкладываем эту энергию как раз в реализацию сверхцели — устойчивого долгосрочного процветания республики. Подчеркну, тот же курорт «Армхи» мы создаем, в первую очередь — для здоровья жителей Ингушетии. Но, разумеется, рассчитываем и делаем все возможное для привлечения туристов. Опять же – в первую очередь – российских. Когда к нам массово поедут из регионов РФ, я буду считать, что главная задача выполнена. А она заключается в том, чтобы россияне максимально путешествовали по собственной стране, общаясь друг с другом. Чтобы с Алтая приезжали на Кавказ кататься на горных лыжах, а с Кавказа выезжали на Алтай сплавляться по горным рекам. Только так можно еще больше интегрировать жителей разных национальностей в нашей великой России.

Дорожная Карта

 

ЧТО ПРИВЕЗТИ ИЗ ИНГУШЕТИИ

Мед, ковры ручной работы, изделия из войлока, кинжалы (обязательно спрашивайте сертификат). В Назрани можно купить изделия из рыбьей кожи, не имеющие аналогов в мире. Их изготавливает фирма Shadi — ул. Чеченская, дом 5 (здание во дворе). Лучше предварительно позвонить по телефону 8 (8732) 22-00-38.

БОЕВЫЕ БАШНИ

Боевые башни имеют в среднем 5-6 ярусов (самые высокие до семи), малую площадь основания и наклонные стены, предназначавшиеся для создания рикошетирующей поверхности и увеличения поражающего эффекта сбрасываемых камней. Самые ранние башни строились насухо, без связующего раствора, позднее стал широко применяться известковый и песчано-известковый раствор.

ПРИРОДА ДЖЕЙРАХА

В Джейрахском районе Ингушетии умеренно теплый сухой климат, который не хуже, чем на знаменитом высокогорном швейцарском курорте Давос. На склонах джейрахских гор растут некоторые виды цветов и кустарников, порхают бабочки, которые характерны только для этих мест. Хороший лечебный эффект дает воздух Джейраха, где раскинулся великолепный хвойный лес. Кроме того, район богат минеральными источниками.

СЕВЕРОКАВКАЗСКИЙ ТУР-КЛАСТЕР

Под управлением компании «Курорты Северного Кавказа» на юге России создается масштабный проект по строительству новых горнолыжных курортов мирового класса Лагонаки /Краснодарский край, Адыгея/, Архыз /Карачаево- Черкесия/, Эльбрус-Безенги /Кабардино-Балкария/, Мамисон /Северная Осетия/, Матлас /Дагестан/, Цори и Армхи /Ингушетия/, а также пляжных курортов на побережье Каспийского моря в Дагестане.

Планируется, что протяженность горнолыжных трасс превысит 1000 км, на них будут установлены 200 подъемников. Также будут построены гостиницы, коттеджи, рассчитанные примерно на 170 тыс. мест. Ожидается, что Северокавказский туристический кластер будет принимать 5-10 млн. отдыхающих в год. Проект предполагает создание в регионе до 330 тыс. рабочих мест.

АХМЕТ ПАЛАНКОЕВ

член Совета федерации Федерального собрания РФ от Ингушетии 

a_plankoev_optСегодня, имея одну горнолыжную трассу, «Армхи» не претендует называться «горнолыжным курортом». Это лишь первый шаг. Таких проектов, как «Армхи», должно быть не один-два, а в каждом ауле, как в альпийских поселках Австрии, Италии. На зимние курорты одной Франции за сезон приезжает 59 миллионов человек. Туриндустрия на наших глазах становится более перспективной с точки зрения инвестиций, чем даже углеводороды. Турция вложила в свои побережья более 100 миллиардов долларов – и каждый год пожинает обильные плоды. Для Ингушетии это исключительно важное направление. Это рабочие места, развитие сельского хозяйства, транспорта. Когда только начинали проект, скептикам не было числа – бизнес тоже медлил, выжидал. А через 5–8 лет те предприниматели, кто мог и не вложился в это дело, будут локти кусать, жалея об упущенной выгоде: Ингушетия станет серьезной важной точкой на туристической карте – не только Кавказа, и даже не только России. Мы надеемся увидеть в «Армхи» через несколько лет прекрасный круглогодичный курорт, где турист найдет разнообразный спорт, туризм, медицинские, санаторные услуги. При этом цены должны быть максимально дифференцированы.

Чтобы успешно конкурировать с Европой, все курорты Северного Кавказа должны не соревноваться, а дополнять друг друга. Недавно было принято решение о том, что государство субсидирует региональные перевозки. Видимо, будет создана совместная кавказская авиакомпания. Это значит, что жители Сочи, Грозного, Краснодара, Ростова, Магаса, Беслана смогут летать друг к другу не через Москву или Петербург, а напрямую. Намечено, что стоимость авиабилетов будет соизмерима со стоимостью поездки по железной дороге.

ДЕНИС ПАНКРАТОВ

вице-президент Всероссийской федерации плавания 

pankratov_optПосле развала СССР все горные базы у нас оказались за границей: казахский Медео, Иссык-Куль в Киргизии, армянский Цахкадзор. Бассейны в Домбае и Тырныаузе на высоте 1300 м строились еще в 1960-х и уже утратили спортивную составляющую. В «Армхи» нас все устраивает, нужно лишь оборудовать бассейны системой подогрева воды. Пловцы не будут мешать горнолыжникам, ибо тренируются, когда горнолыжный сезон еще не открыт – в ноябре, или уже заканчивается – в марте. Судя по тому, что я видел, Ингушетия вполне может стать всероссийским центром подготовки пловцов – и сборной РФ, и региональных команд. Сейчас «регионалы» едут тренироваться в Иссык-Куль или в Вильмекен в Болгарии. Эти средства можно было бы перенаправить в Ингушетию!

Print Friendly, PDF & Email

Last modified: 20.06.2013

Pin It on Pinterest